Телемедицина: путь в могилу или сервис будущего?

Oдним будничным вeчeрoм нью-йoркский oтoлaрингoлoг Эрик Вoйт сeл oтдoxнуть пeрeд тeлeвизoрoм и включил пoпулярнoe рeaлити-шoу. Зoркий глaз прoфeссиoнaлa высмoтрeл у oднoй из учaстниц нeбoльшую шишку нa шee. Врaч тут жe нaписaл в свoём Facebook, чтo дeвушку нaдo oтыскaть. Oнa нaшлaсь — выяснилoсь, чтo у гeрoини ТВ-шoу рaзвивaлся рaк щитoвиднoй жeлeзы. Тeпeрь пaциeнткa нaблюдaeтся у спeциaлистoв, a мы стaли свидeтeлями нoвoй эпохи медицины — когда врач спас жизнь через экран.

Лечение по телевизору

Чтобы заметить болезнь, Эрику понадобился только телевизионный сигнал, — для отечественного зрителя в этом нет ничего нового. Ещё в советские времена наши родители ставили себе диагнозы по передаче «Здоровье», которую вела заслуженный врач РСФСР Юлия Белянчикова. В середине 90-х Белянчикову заменила легендарная Елена Малышева. На доставшейся по наследству программе она вела себя чинно и мирно, зарабатывая репутацию и доверие начальников «Останкино». Во все тяжкие Малышева пустилась уже в собственном шоу «Жить здорово!», ударные моменты которого пересказывать нет смысла — вы их наверняка видели на YouTube.

Благодаря Малышевой страна узнала «как правильно какать», но вреда её передача не принесла, в отличие от программы Геннадия Малахова, электрослесаря по образованию. На протяжении нескольких лет лысоватый мужчина со взглядом рецидивиста учил ТВ-паству исцелению с помощью урины, мёртвых пчёл и тёртой редьки. Несмотря на шквал оглушительной критики (в том числе и от «коллеги» Малышевой), Малахов продержался несколько лет, пока не вляпался в скандал.

В 2009 году он пригласил на шоу мальчика-диабетика. Тот якобы перестал нуждаться в инсулине благодаря «волшебной» методике народного лекаря: ребёнку приходилось ежедневно приседать 300 раз и по-особому дышать. Вскоре обман вскрылся. На официальном форуме «Первого» опубликовали обращение, где пошагово объяснили опасности такого лечения:

Да, 300 приседаний действительно могут понизить сахар. Но только человеку, у которого в крови достаточно инсулина. Если его нет, можно приседать хоть три тысячи раз — ни одна молекула глюкозы не проскочит из крови в клетки организма без помощи инсулина! У людей с диабетом первого типа (а это практически всегда дети, второй тип развивается в зрелом возрасте) организм НЕ ВЫРАБАТЫВАЕТ инсулин. Рекомендации Малахова преступны и могут привести к летальному исходу. А к инвалидности — на сто процентов.

История разлетелась по ЖЖ, где её снабдили призывом написать на шарлатана в прокуратуру. Сразу по трём статьям: за «Умышленное причинение вреда здоровью», «Незаконное занятие частной медицинской практикой» и «Неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего». Дело до суда не дошло, но уже в 2010-м Геннадий перестал радовать бабушек своим целительным взором.

 

Мост в будущее

Сейчас в России подобное мракобесие побеждено: передачи про урину больше не выходят, а под понятием «телемедицина» подразумевается удалённая помощь. Что это такое? Новомодное течение, когда пациент вместо визита в поликлинику пользуется онлайн-сервисом.

В перспективе выглядит очень интересно: электронные медкнижки, справки и рецепты. А главное — никаких очередей и мнительных пенсионерок. К домашним компьютерам подключат датчики, которые соберут данные о состоянии человека и передадут их в больницу. Возникли вопросы? Всегда есть видеосвязь с лечащим врачом. Отдельный плюс от такой инициативы: доступ к жителям отдалённых и маленьких населённых пунктов, где остро не хватает специалистов.

В США рынок телемедицины оценивается в миллиарды долларов; в РФ едва дотягивает до 18 миллиардов рублей. Однако руководители медучреждений тренд чувствуют — согласно исследованию сервиса ONDOC, 92% российских врачей знают о таком направлении. Дело за малым — провести разъяснительную работу среди клиентов, включая бабушек. И прямо сейчас сотни клиник и центров этим усиленно занимаются. Возможно, через пять-шесть лет вся волокита сведётся к установке приложения в смартфоне.

 

Доктор по интернету

Что уже сделано? С 1 января 2018 года вступил в силу закон, регламентирующий «удалённое лечение», в том числе и государственных больниц. Теперь есть чёткий свод правил, когда телемедицину можно использовать. Например, для профилактики, анализа жалоб пациента и доступа к анамнезу данных. Однако поставить диагноз «по интернету» до сих пор нельзя. И это серьёзное ограничение для коммерческих клиник, которые планировали полностью перенести всё в онлайн, пишет РБК.

А государственные лечебницы только сейчас начнут переводить на новую систему — процедура затянется надолго. Однако в Москве уже действует пилотный проект по подключению больниц к ЕИАС, пишет «Коммерсантъ». В большинстве столичных больниц функционируют электронные карты. Полностью пересели на цифровую систему в московской онкологической больнице №62 и психиатрической клинике №1 им. Алексеева — спасибо системе RemsMed.

«RemsMed — это единая платформа для дистанционного мониторинга пациентов, позволяющая осуществлять видеоконсультации, удалённое формирование плана лечения и его корректировку. Система содержит ряд дополнительных модулей, специфичных для определённых нозологий: например, ведение беременности, сахарный диабет, психология, неврология и так далее», — рассказал «Коммерсанту» Сергей Клименко, директор по продвижению решений «Ай-ФОРС», компании-разработчика RemsMed.

Но это скорее ближе к будущему, чем к настоящему — в районной поликлинике всё ещё заставят взять «талончик на запись». «На обеспечение всех учреждений необходимым оборудованием и обучение врачей уйдёт ещё три-пять лет»,— говорит в интервью «Ъ» Борис Зингерман, руководитель рабочей группы «Электронная медицинская карта» экспертного совета при Минздраве. Однако можно открыть браузер — в России полно частных компаний, которые обеспечат вас различными медицинскими услугами. Подобные стартапы делятся на два вида. Первый — сервисы консультаций, набирающие себе штат из разнообразных клиник. Самый популярный представитель в РФ — «Яндекс.Здоровье».

Выглядит это так: пользователь определяет, кто ему нужен (от косметолога до уролога), читает отзывы и, наконец, кликает на понравившегося доктора. Через несколько минут медик связывается через текстовый чат. При необходимости в ход идёт и видеозвонок. В конце приёма пациент получает постановление и персональные рекомендации. Цена одной консультации — 500 рублей. Обращаться можно из любой точки планеты.

Второй тип сервисов: агрегаторы вроде DocDoc. Эта компания работает с частными центрами или конкретными врачами: проверяет квалификацию и опыт работы, заключает договор, после чего анкета медика попадает на сайт. В распоряжении клиентов более сорока тысяч специалистов, в их профилях — образование, опыт работы и пройденные курсы повышения квалификации. Записаться на приём можно онлайн, но заявиться в больницу — уже ногами, этим архаичным способом. За услуги посредника платит клиника, а не пациент, — для него стоимость такая же, а иногда даже немного ниже.

Главная проблема подобных сервисов — в систему могут просочиться люди некомпетентные. И если тот же «Яндекс.Здоровье» в состоянии контролировать персонал практически напрямую, то у «ДокДока» с этим сложнее. Но компания борется.

«Мы отключаем клиники, если видим, что ситуация с негативом критичная. Для нас важнее защитить человека от опасного выбора. Некоторых недобросовестных врачей действительно увольняли, несколько учреждений угрожали подать на нас в суд, если не уберём отзывы. Мы же, в соответствии с политикой компании, не удаляем негативные отзывы, а призываем клиники бороться за качество услуг и сервиса, которые они оказывают», — рассказал 4DPA Александр Ориновский, директор по маркетингу DocDoc.

 

Дела психологические

Но здоровье — это не просто когда «ничего не болит». Есть ещё и здоровье ментальное, где удалённая помощь практикуется давно. Кроме того, этот сегмент здравоохранения издревле нацелен на частный рынок — едва ли вы пойдёте в муниципальную больницу с душевными неурядицами.

Всевозможные психологи освоили дистанционный формат много лет назад: вспомнить хотя бы службу «телефон доверия», которая появилась в начале прошлого века. Сегодня эта форма прогрессирует — почти все психологические центры могут лечить по «скайпу». И речь не только о разовой консультации, но и о многомесячной терапии, избавляющей от фобий, панических атак, посттравматического синдрома и прочих расстройств.

Однако в некоторых случаях без личного визита не обойтись.

«Работая с детьми дошкольного возраста, мы всегда настаиваем, чтобы родители приводили ребёнка к нам в центр. Если подросток выдержит час беседы по «Скайпу», то маленького пациента просто невозможно удержать перед монитором.

Ещё одна сложность заключается в том, что при дистанционном лечении нельзя корректно оценить динамику, — приходится основываться на словах родителей, а они всегда субъективны. Также мы настаиваем на личном визите, если человек в нестабильном состоянии — например, после серьёзной психологической травмы. Во время беседы у пациента может случиться приступ — он не станет слушать психолога и просто выключит компьютер. Специалист должен находиться рядом, если есть такая возможность, конечно», — рассказала 4PDA Ирина Огилец, директор центра коррекционной и семейной психологии.

 

Как не попасться в лапы обманщиков?

Очевидно, пока рынок дистанционных услуг не устаканится, будут регулярно появляться недобросовестные «целители». Они умеют избавлять только от денег, а не от недугов. Как уберечься от мошенников? Вот несколько простых советов:

  • Помните, что начинать курс без первого очного визита нельзя. Если вас обещают «вылечить по скайпу», это серьёзный повод задуматься.
  • Выбирая сервис удалённых консультаций с собственным штатом врачей, в первую очередь смотрите на компании, которые всегда на слуху. Но перед обращением всё равно не помешает изучить мнения на сторонних сайтах. Однако помните, что отзывы нередко подделывают.
  • Внимательно читайте пользовательские условия агрегаторов: узнайте, как сервис подтверждает квалификацию сотрудников.
  • Золотое правило всех онлайн-платежей: делайте скриншоты каждой транзакции, сохраняйте чеки и квитанции.

Прямо сейчас в медицине вовсю идёт революция, и через пять-шесть лет мы будем лечиться совсем иначе. Никаких очередей, талонов и врача, который половину приёма занимается «чистописанием». Возможности интригуют, однако сжигать медкарту пока рано: запаситесь терпением… или идите на проверенные сервисы, если вам повезло жить в столице России.

 

Автор текста: Кирилл Егоров

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.