Наследие Mortal Kombat: чему нас научил великий файтинг за 25 лет

Нa рaнний Mortal Kombat сeйчaс смoтрят, кaк нa истoчник нoстaльгии. Зa пeрвыми чaстями тянeтся шлeйф вoспoминaний из дeтствa: крoвaвыe фaтaлити, мятaя тeтрaдь с зaписaнными приёмaми, нeпoнятнoe влeчeниe к Сoнe Блeйд. Нa сaмoм дeлe, зa 25 лeт MK дaл гoрaздo бoльшe, a eгo влияниe нe oгрaничивaeтся тoлькo игрaми — этo мoщный брeнд, кoтoрый в свoё врeмя зaстaвил дeтвoру пoлюбить дрaки в фильмax и дурaцкую музыку, oбучил азам экономики и коммуникации с людьми. Без MK мы были бы совсем другими. Не верите? Тогда смотрите.

«Эти очки стоили 500 баксов, козёл»

Любой ребёнок середины 90-х и начала 2000-х уверенно бы вам рассказал, что один из его любимых фильмов — «Смертельная битва», также известный, как «ну, который по “морталу”». Сейчас пересматривать кино нельзя ни в коем случае, но 20 лет назад лента не просто так завоевала подростков — а если говорить о постсоветских детях, то и запустила долгоиграющую любовь к голливудским боевикам с крутыми единоборствами.

Ведь именно экшн-сцены очаровывали и пленили — не сценарий же, в самом деле. Журналу Hollywood Reporter продюсер Лоуренс Казанофф рассказывал, что они первые затащили в американское кино знаменитые китайские фокусы с полетами на проволоке, штуки с плотным монтажом и беспощадным рубиловом актёров. Не врёт: Лю Кана играл гонконгский отпрыск Робин Шу, который перед фильмом засветился в десятке восточных картин, брал «мастера» по ушу и работал с Джеки Чаном. Именно Шу поставил ту самую драку Лю с Рептилией.

Её же Робин оценил в три балла — по количеству сломанных костей. «В одном из трюков Рептилия бросил меня, я ударился об колонну, и на самом деле сломал пару рёбер. Это был десятый дубль, я немного подустал, но ничего не сказал. А смысл? Они бы свернули съёмку, а вместе с ней — и мою мечту стать голливудским актёром. Мне было больно, но я принял “Адвил” и продолжил драться», — рассказывал Робин Hollywood Reporter.

Судя по всему, «Адвил» — сильное болеутоляющее — расходился на съёмочной площадке на ура. В драке со Скорпионом исполнитель роли Джонни Кейджа получил в печень так, что потом мочился кровью. «Он глотал “Адвил” будто M&M» — вспоминал режиссёр Пол Андерсон.

Дебютный фильм по Mortal Kombat не только познакомил широкого зрителя с китайской культурой постановки киношных драк, но и проломил лёд — до этого голливудские компании свято верили, что картины по играм проваливаются. Кино в первый же уикенд собрало больше 20 миллионов долларов, чуть не вытащив с Гавайев отдыхающего Андерсона.

Всего «Смертельная битва» принесла около 120 миллионов долларов, сняв все вопросы о сиквеле — но Андерсон отказался снимать продолжение, сославшись на желание «сделать что-то новое». Спустя несколько лет режиссёр поймёт свою ошибку и мёртвой хваткой вцепится в киноадаптацию Resident Evil — бесконечный сериал с Милой Йовович устроит Андерсону не только финансовую, но и личную жизнь.

Но началось всё со «Смертельной битвы» — как и у тысяч восхищённых детей, которые ловили каждое слово непомерно страдающего Джонни Кейджа, а потом разыгрывали сценки в школьных коридорах.

 

Test your might

Когда речь заходит о музыке, в голове самопроизвольно включается бронебойный трек, где запальчиво кричат «Мортал Комбаааат!», а хуки, взятые из игры, выбивают барабанные перепонки. Композиция называется Techno Syndrome и записал её бельгийский электронщик Оливье Адамс. В 1993-м эту, кхм, песню крутили в рекламных роликах, анонсирующих MK для домашних консолей. Спустя год запись попала в Mortal Kombat: Album, который Адамс сделал в дуэте с парнем по имени Прага Хан, напарником по группе Lords of Acids. Соавтор саундтрека к Mortal Kombat выглядит так, что и не сомневаешься — название группы неспроста.

Несмотря на богатейшее музыкальное наследие, авторы первой киношной «Смертельной битвы» много корпели над саундтреком. Как рассказывал Касанофф, в Sony хотели поставить гитариста Бакетхэда, что, прямо скажем, не сильно выбивалось из общего ряда, но у продюсера было другое мнение. Своеобразный музыкант в итоге поучаствовал над одной записью, однако от издательства на лейбле Sony пришлось отказаться.

После этого Касанофф пошёл в Virgin Records, там ему предложили Джанет Джексон. Продюсер понял, что ничего путного не выйдет, и на пару с приятелем Джинни Иеннером принялся штудировать клубы в поисках жёсткого техно, которое можно поставить поверх драк Сони Блейд, Кано и других замечательных людей. В итоге Лоуренс нашёл кучу талантливых ребят, композитор Джордж Клинтон собрал всё это воедино (включая, конечно же, Techno Syndrome), а издание проходило на тогда ещё крошечном лейбле TVT Records. Пластинка взорвала чарты и за год разошлась платиновым тиражом — то есть, более миллиона проданных копий. «Саундтрек был первой платиновой записью в жанре EDM за всю историю», — хвастался потом Лоуренс Касанофф.

Теперь вы знаете, кто виноват в периодическом желании погромче навалить взвинченный EDM — просто танцевальный ритм у вас в крови. Вместе с «Choose your destiny», «Test your might» и именами любимых персонажей.

 

Искусство собирать

Благодаря итальянской фирме Panini и файтингу про фаталити мы научились трём важным вещами. Первое — дорожить тем, что досталось трудом и потом. Второе — ладить с людьми. Третье — доделывать до конца. Или, хотя бы, хотеть доделывать до конца.

Конечно, не только героев MK можно было аккуратно вклеить в красивый альбом. По школам ходили наклейки с футболистами или, скажем, персонажами «Диснея». Но футбол привлекал не всех, а «Дисней»… ну вы ведь не понтовались перед пацанами коллекцией «Русалочки», верно? Верно же?

Так что внушительный набор «по Морталу» стопроцентно давал «+5» к уважению на районе и за его пределами. Однако хорошая коллекция требовала жертв — что важно, не только материальных. В прошлом тысячелетии нельзя было выйти в Интернет и просто скупить набор. Всё сложнее: договаривались, менялись, искали, торговались и выпрашивали. Полный спектр коммуникативных навыков, без которых немыслима взрослая жизнь, дети 90-х получали бонусом к классным наклейкам с Горо.

За экземплярами охотились, и в Сети есть куча историй, как добывались драгоценные пополнения в коллекцию. Чтобы прикупить очередной пакетик, приходилось идти на жертвы. Как рассказывает один из посетителей известного форума: «Наклеек было немного: мама денег не давала, приходилось бутылки собирать и сдавать, а вырученные деньги тратить на наборы». Но даже полностью собранный альбом не гарантировал счастья — сокровище надо было охранять. В том числе и от окружающих, которые не понимали истинной ценности наклеек. «Мама выкинула после уборки», «съела собака», «бабушка сожгла в печи» — типичный и печальный конец многих коллекций.

Кстати, никто не мешает вернуть симпатичное увлечение и сейчас. Не смогли 20 лет назад найти Бараку и «блестящего» Лю Кана? Не беда — в соцсетях есть сообщества, а на LastSticker целая страница посвящена альбомам с Mortal Kombat 2.

 

Вместо Адама Смита

На первый взгляд, фишки (кэпсы, сотки) — аналог стикеров, но с большим уровнем вовлечения. Если наклейки вечно жили в альбомах и радовали глаз, то фишки пускались в сложную круговерть, путешествуя от одного хозяина к другому. Но в этом и дело — все мы прекрасно знаем другой важный объект, который беспрестанно ходит туда-сюда. Ну да, деньги.

Сотки научили нас базовым правилам экономики. Возьмем один милейший рассказ, опубликованный в знаменитом интернет-сообществе. Экспрессию автора, увы, пришлось вырезать:

«В школе играл лучше всех в фишки, выигрывал у всех подряд, ко мне приходили на переменах сражаться со всех классов. В итоге через полгода у меня был огромнейший пакет, забитый под завязку. Не знаю, сколько там фишек было, может тысячи. В то время многие покупали их за реальные деньги, я хотел всё продать, желающих было до отвала, но я потянул еще недельку… типа поглазеть на трофеи, попрощаться. Но тут через неделю выходят […] ПОКЕМОНЫ! И всё… все перешли на эти фишки […] покемонов, а я стал банкротом. Выкинул этот чертов пакет через пару лет на мусорку».

Как видим, автор в довольно нежном возрасте планировал провернуть неплохую сделку — аккумулировав состояние (куда, наверняка, входили и редкие экземпляры), специально выждал паузу, создав искусственный спрос, чтобы продать активы дороже. Однако не учёл тенденции рынка — выход качественно новой продукции нивелировал ценность приевшегося товара. Если бы предприниматель проанализировал тогдашнюю популярность «[…] покемонов» он, возможно, предрёк бы скорый выход востребованных фишек с этими героями. Кроме того, автору следовало бы провести диверсификацию портфеля: вложиться в наклейки «Трансформеров» и вкладыши «Турбо».

Mortal Kombat тогда была на пике популярности, и кэпсы с Мотаро и Кабалом были частью увлекательной экономической игры. Ценность «мортишей» варьировалась и зависела, скорее всего, от распространённости в том или ином районе. Некоторые из нас, ничего не зная о региональном ценообразовании, с удивлением встречали в летнем лагере мальчуганов, которые биток из MK ценили сильно выше, чем было принято на родине.

 

Каратэ-пацан

Уверены: повальное увлечение восточными единоборствами, произошедшее на стыке двух тысячелетий, объясняется фильмами с Джеки Чаном и Mortal Kombat. И большой вопрос, кто внёс больший вклад: в «Смертельную битву» мы и играли, и смотрели. Тогда общество ещё не придумало обращаться с детьми, словно они беспомощные инфузории, и никто не запрещал гонять сверхкровавый (чего уж тут) файтинг, начинённый жуткими фаталити.

А потом повторять их во дворе — обычно без вырывания позвоночника, но с попытками сделать «тот самый приём», что умел Лю Кан. Получалось редко, а до соответствующих секций ещё нужно было дойти. В интервью 4PDA инструктор крав-мага (израильская система рукопашного боя) Василий Ковырев рассказывал, что влияние кино и игр не прошло даром:

«В детстве один из парней чуть постарше меня, насмотревшись фильмов и наигравшись во всякое, организовал окрестную малышню в импровизированную секцию. Мы занимались на открытом воздухе, пытались выполнять диковинные приёмы, ломать дощечки и даже кирпичи. Слава Богу, для нас вся эта самодеятельность закончилась благополучно. Никто никого не убил, никто ничего не сломал. Но, как сейчас помню, было весело», — инструктор крав-мага категории G-4 Krav Maga Global Василий Ковырев.

 

Мифология

Отсутствие Интернета и присутствие богатых на фантазию персонажей наполнило наше детство странными слухами. Пожалуй, каждый хоть раз слышал от мутного знакомого, что тот «научился плавать в GTA III». Mortal Kombat обрастал мифами ничуть не меньше — благо, сама игра подталкивала выдумывать небылицы. Секретное фаталити? Необычное бабалити? Специальный код, снимающий с Сони Блейд часть одежды? Все эти домыслы успешно ходили во дворе, и небезосновательно: например, в UMK3 действительно было «Меню хитростей», где позволялось сделать всякое. Включить мини-игру, вырубить боссов или деактивировать таймер. А в самой игре, например, превратить Смоука в человека — зажав несколько кнопок перед боем.

Бесчисленные мифы, ходившие вокруг любого мало-мальски заметного явления (но MK — особенно), научили нас, во-первых, не верить всему подряд и, во-вторых, смотреть глубже. Вдруг в новой игре какой-то секретный код притаился?

 

Автор текста: Илья Божко

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.