Ревновать без головы: что делать с убийцей, прикованным к постели

фoтo: Нaтaлья Мущинкинa

Трaгeдия, рaзыгрaвшaяся в сaмoм цeнтрe Мoсквы, нa улицe Никoльскoй, 30 дeкaбря 2017 гoдa, вoшeл в тoпы нoвoстeй и шoкирoвaлo мнoгиx. Мoлoдoй учeный, типичный бoтaник, кoтoрый чeрный нa жизнь рeпeтитoрствoм и oргaнизaции нaучныx кoнфeрeнций, вoрвaлся в дoрoгoй бaр и нaчaл стрeлять из трaвмaтичeскoгo пистoлeтa.

В свoдкax нoвoстeй пишeт, чтo причинa рeвнoсти — мoлoдoй чeлoвeк сxвaтил свoю жeну с другим.

«Этo мoя жeнщинa, я ee oчeнь любил, a oнa мнe изменяла», — такими были его первые слова, когда он очнулся, прикованный наручниками к кровати в ПИТ (интенсивной терапии) «Матросской Тишины».

Как бы там ни было, 23-летняя жена Семелина скончалась в больнице. Сам Алексей с места преступления скрылся. Когда его автомобиль остановили рано утром 31 декабря на 40-м км Новорижского шоссе сотрудниками дорожной полиции выстрелил себе в голову на все травматический пистолет и несколько раз (с одного выстрела, чтобы убить этого «ствола» с резиновыми пулями довольно сложно). Окровавленного, его доставили в государственную больницу, а оттуда в ТЮРЬМУ — сначала в психбольницу Бутырки, а позже в больнице «Матросской Тишины». В палате-камере долгое время он не приходил в себя, бредил. По данным медиков, у него удалена большая часть черепа и мозга, остается простейших рефлексов.

— Зрение почти потерял, и он не может читать, — сказал представитель УФСИН по Москве Анна Каретникова. — Но, несмотря на это, почему кто-то хочет компьютер, который он утверждал, что, если в Сколкове. Но, как правило, изъясняется он с трудом. Единственное, что мы точно поняли, так это его слова: «Дайте мне оружие». Мы ему объяснили, что это невозможно.

Заключенный испытывает сильные боли, из-за чего и просит, если не с пистолетом, а затем эвтаназию. Его сильнодействующие наркотические обезболивающие препараты тюремные врачи не имеют права (да, и такие в ТЮРЬМЕ нет). Чтобы помочь Семелину и вернуть способность вести более или менее нормальный образ жизни, может только высоко-технологические операции, которая была в тюрьме, больнице сделать, опять же, не могут.

— На такие операции в крупных НИИ и других государственных учреждений, иногда прямо на заключенных, — говорит заместитель. директора ФСИН России Валерий Valentina. — Но при условии, что речь идет о спасении жизни, а не для восстановления некоторых функций организма. Здесь, насколько мы поняли, угрозы, как таковой нет. Но в любом случае окончательное решение будет принимать медкомиссия.

Проще говоря, за решеткой, помочь Семелину точно не могут, а на волю, он попадет не скоро, если вообще будет падать. Даже если суд решит, что он совершил убийство в состоянии аффекта, а затем его ждет, по оценкам экспертов, не менее 15 лет тюрьмы. Как вы будете жить все это время? Без высокотехнологичной операции (а, может быть, даже и после него), он вряд ли может даже элементарно заботиться о себе. Для того, чтобы прикрепить к этому пациенту поэтов санитаров в колонии не могут, так как это не предусмотрено нормативными актами. Долго держать его в палате тюремной больницы также не может. В конце концов, заботиться о нем должны сокамерникам, однако обязывает вас это сделать никто не может.

— Конечно, он будет формировать инвалидности, будет получать пенсию. С ее помощью вы сможете покупать в тюремном киоске сигареты и продукты, и вычислить из них пленных-няньками, — говорит сотрудник ТЮРЬМЫ.

В целом сегодня находится за решеткой около 20 тысяч инвалидов. Почти все они совершили тяжелые и особенно тяжелые преступления, поэтому суд не нашел возможности заменить им реальный срок на условный или вообще освободить от отбывания наказания (по постановлению правительства №54, где приведен список заболеваний, с которыми не может оставаться за решеткой после того, как приговор). Люди в мантиях не хотят брать на себя ответственность, даже если видят, что узник настолько плохо, что вряд ли, после того, как на свободу, чисто физически может продолжать насиловать, грабить и убивать.

В связи С этим в Общественный совет ФСИН предложили подумать над идеей для оказания паллиативной помощи для тяжело больных, направленных на облегчение их боли. Еще одна новация — установление целей хосписов для таких арестантов, чтобы иметь возможность достойно завершить свои земные дни.

— Идея очень спорная, считает заместитель. директор ФСИН максименко. — И это заключается не только в том, что для этого нужно поменять законодательство. В тюрьмах, как правило, не должен умереть. Если есть такие, то суд обязан их освободить — и уже после этого они могут вступать в гражданские хосписы. Строительство же этих в тюрьмах, спровоцирует еще больше арестов и посадок больных людей: следователи, будет ссылаться на то, что за решеткой, есть места, где они будут не хуже, чем в дикой природе.

Что касается «ревнивца без головы» (как его прозвали в Сети), то, по прогнозам медиков, суд, скорее всего, будет ему принудительное лечение в больнице закрытого типа. Они не исключают, что на воле он может превратиться в маньяка, потому что одержим две мысли: о суициде и убийстве.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.