Разработчик Ан-148 реагирует на выводы МАК: было два подобных случая

Вoт чтo пo этoму пoвoду «МК», скaзaл oдин из рaзрaбoтчикoв:

— Нaм ужe привeли к oфициaльнoй инфoрмaции МAК o тoм, чтo нa рaзбившeмся Aн-148 нe вxoдит oбoгрeв приeмникoв вoздушнoгo дaвлeния. A если он не включен, скорость датчик показывает неправильно. Там есть приемники статического и полного давления. В них очень маленькие диаметры. И если в них где-то что-то ужасное, например, дождевые капли, которые затем застынут, то могут возникнуть проблемы.

Этот самолет в истории его рейсы были два случая с этих датчиков. Этот, о котором вы писали – с летчиками из Мьянмы, а затем еще в Болгарии. По результатам всех споров, мы ввели в инструкции по эксплуатации на Ан-148 и некоторые ограничения.

В частности, смолы на пикировании не должна превышать, если я правильно помню, 15 градусов. Это необходимо, чтобы в некотором снижении летчики не превысил скорость. А на разбившемся в Москве Ан-148 – то, что говорится в расследовании МАК – смола-30 градусов (!). Оказывается, летчики, должны видеть, что у них происходит, резко взять руль на себя и вывести самолет из этой бомбардировки. Выходит, экипаж не выполнил инструкции.

Здесь вообще было несколько нарушений.

Во-первых, как я уже сказал, не включены обогрев приемников воздушного давления (ПВД). Чтобы включить его, нужно, чтобы был правый пилот. Он много что включает в себя вручную. Там есть такая система, которая диктует, что включено. Кроме того, этот обогрев ПВД включается независимо от погодных условий. Без этого не может скачать. Как это не включать двигатель. И как не заметить, что он не включен, если там лампочки горят?

А если отопление ПВД не включен, то и цифры были неправильные. Не только это, летчики взлетели, и переключился на автопилот. Он начал отслеживать скорость, а скорость неправильная. И они стали ускоряться. Вышли на настройки для быстрого разгона, ну а дальше уже пошла неуправляемая ситуация…

И все же, я хотел бы отметить: раньше, чтобы обвинять пилотов, пока не были изучены все данные и факты. Хотя уже ясно, что все такого рода ситуации члены экипажа, безусловно, нужно работать в тренажерном зале. В Киеве есть хороший, полноценный тренажер для Ан-148. В России тоже что-то сделали, то ли в Болгарии, то ли в Санкт-Петербурге. Мы помогаем это делать. Все в особенно сложных ситуациях, на грани экстренного, пилоты должны были работать только в симуляторе. На летающем самолете, отрабатывать опасно. Теперь, я думаю, вы должны внимательно посмотреть, являются ли они экипажа разбившегося самолета такая возможность.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.