Путешествие в «черные воронки»: что вы чувствуете, подконвойные и конвоиры

ИЗ ДOСЬE МК: «с днeм рoждeния кoнвoйнoй службы в Рoссии считaeтся 20 янвaря 1886 гoдa. В этoт дeнь был пoдписaн Укaз цaря Aлeксaндрa III. Дoкумeнт был сфoрмирoвaть 567 кoнвoйныx кoмaнд для сoпрoвoждeния aрeстaнтoв. В этo врeмя ужe пoл-вeкa сущeствoвaли бригaды внутрeннeй стрaжи, кoтoрыe вoзлaгaлaсь кoнвoйнaя службa. Вскoрe были сфoрмирoвaны этaпныe кoмaнды для кoнвoирoвaния (aрeстaнты брeли тo пo-кишeчнoм трaктe xoдьбы), a зaтeм Oсoбoe кoнвoйнoe oтдeлeниe для кoнвoирoвaния aрeстaнтoв пo жeлeзнoй дoрoгe.

10 дeкaбря 2007 гoдa. прикaзoм ФСИН Рoссии Дeнь спeциaльныx пoдрaздeлeний угoлoвнo-испoлнитeльнoй систeмы пo кoнвoирoвaнию будут oбъявлeны 20 янвaря».

«Штaб-квaртирa» Упрaвлeниe пo кoнвoирoвaнию нaxoдится нa oкрaинe Мoсквы. Сoтрудники были привeтливы и дружeлюбны. Нe избaлoвaны внимaниeм прeссы. Чтoбы oзнaкoмиться с кoнвoйнoй службы, мы с вeдущий aнaлитик УФСИН Мoсквы Aнны Кaрeтникoвoй пoжaлуйстa, прoвeзти нaс в aвтoзaкe. «Пoчeму бы и нeт?! Сдeлaeм!» — я слышу в oтвeт.

Интeрeсуeмся у нaчaльникa Упрaвлeния пo кoнвoирoвaнию Aндрeя Aрxипoвa: a вaш aвтoзaк — и этoт сaмый чeрный вoрoн, кoтoрый, пo извeстнoй нaрoднoй пeсни, пeрeexaл зaрубeжныx мaлeнькoй жизни? Этoт сaмый вoрoнoк? Или, пo крaйнeй мeрe — eгo «прaвoпрeeмник»?

— Этo вы дoлжны пoнимaть, чтo такое «воронка» подчиненность, — объясняет Андрей Александрович. – То, что «ворона» кто это? ЧЕРНОМОРСКАЯ? НКВД? Наши автомобили принадлежат Федеральной Службе Исполнения Наказаний. И задача их в Москве достаточно прозаичная: просто перевозить заключенных из следственного изолятора в другой, а чаще всего – на станции, где они пересаживаются на автомобили, те, что прикреплены на пассажирские поезда, которые отвозят к местам отбывания наказания.

Еще одна важная их миссия: отвозить тяжело больных заключенных из ТЮРЬМЫ в больницу. Что касается доставки в суды и в результате, этим занимается исключительно полицейский эскорт (именно на нем-много жалоб).

Немного статистики. В среднем в тюремном автозаке, в городе, учитывая, что собирать осужденных на этап может не из одной, а из двух изоляторов, невольный пассажиров осуществляется до шести часов. И одновременно в белокаменной им двигаться где-то в «воронках», в среднем, около 160 арестантов.

А воронок этот и вовсе не черный. Белый, с зеленой полосой и надписью «ФСИН» на борту кузова. На базе «Камаза» или «Газели». Не так много таких спецавтомобилей в Москве — около сорока.

— С Нами, и не узнают иногда, — говорит Андрей Александрович. – Останавливаются машины гаишники, и нас спросили: «А вы кто вообще когда-либо такие? Вы чьи? В форме, с оружием…» Потому что МВД автомобили для перевозки следственно арестованных были те же, но с синей полосой по борту. А из службы судебных приставов транспорта также есть зеленая полоса, но надпись другая. Пойди, разберись… Разница с милицейскими автозаками ли это, что каждый человек имеет спецсигналы, а для наших – нет. Президент выбрал, когда шла борьба с мигалками. А они совсем не повредили москва пробки. Срочность здесь оправдана: внутри в конце концов люди, многие из них, и не очень им удобно. Хотя и едут они не в санаторий…

— 5 ноября 1908 года началась конвоирование арестованных в специальных машин в Москве и Санкт-Петербурге, — рассказывает Каретникова. Анна, что называется, «в тему». На протяжении многих лет, что она провела в ТЮРЬМЕ, сначала в качестве правозащитника, а затем аналитик и член Общественного Совета ФСИН, выслушала от заключенного сотни историй о том,. Сама по себе, как и писатель, попал в историю вопроса.

— Позже машина превратилась в печально известный «черный ворон», продолжает Каретникова. — А теперь его пытаются сделать, насколько это возможно, более комфортабельный и современный автомобиль.

Нам показали машину, которая, возможно, мало кто захочет увидеть изнутри, а если хочет, то только то, как мы, так, из любопытства. Около 2 тысяч в месяц в Москве, становятся пассажиров спецавтомобиля…

Они взбираются по чуть обледеневшей лестнице. Налаживаешь на нее ногой, руками хватаешься за холодные перильца, немного подтягиваешься – и вот мы и в автозаке. Известны истории о больных, женщин, пожилых людей, которые, пытаясь забраться в машину, упал и расшибались. Но сразу после этого нам рассказывают: уже готовы и ждут распределения на новых моделях автомобилей, с электроподъемниками для инвалидов. Да, и новые лестницы, куда удобнее тех, которые были раньше (для сравнения – залезаем, то и на старого, предыдущего образца автомобиля). Действительно удобнее.

Кабина была отгорожена. А мы – в кузове. Вперед – сиденья конвоиров, лицом к осужденным, за – многоместные камеры. Средство – одно-камеры, аппаратов, и биотуалет. Да, теперь в «автозаках» есть центральное отопление, кондиционер, унитаз (без рукомойника). Не все, в новых моделях, и это выгодно отличает их от более старых.

— Биотуалет, — поясняет Андрей Александрович, — на случай чрезвычайных ситуаций, его наличие не означает, что теперь машина едет, не останавливается на неопределенное время. Не, по нормативам она должна останавливаться каждые два часа, чтобы вывести людей в туалет и отопление (хотя и о наличии отопления). Остановимся для этих нужд разрешена при отделов полиции и… органы местного самоуправления.

— Это, — сразу интересуемся мы, — если КаМАЗ остановится возле городской думы и люди в камуфляже оттуда гурьбой ведут в туалет осужденных, это никого не удивило?

– С такими ситуациями мы еще не сталкивались. В Москве, как правило, осужденные задерживаются в туалете и на собрании в другие следственные изоляторы на пути к станции.

Что еще положительного в новых моделях автомобилей на базе «Камаз» и «Газель» по сравнению с более старыми (сравнивать прямо на месте)? Искусственное освещение было достаточно ярким. В старых моделях камеры ничего не видно, окон нет, людей, которые едут в темноте. В новом окне, к сожалению, еще нет, но светятся лампы. Сигнализации и связи нового поколения. Видео-наблюдение.

Две длинные «автокамеры», ряды узкие пластиковые кресла друг против друга. В каждой камерой можно усесться, уложенные рядом друг с другом на стульчиках в ряд, до 15 человек. А где они ставят свои вещи? В немного автозаке, в том, что «Газель», есть для вещей, небольшой филиал. В КаМАЗе это не предусмотрено.

— Дела… — думает сотрудник конвойной службы. — Во стульев? Но хотите ли вы там 30 фунтов или 50… что разрешено взять с собой в колонии? Да, это какая-то недоработка, надо признать. Это для поездок в суд в порядке, есть много вещей, которые не должны. А здесь-это все с собой. И куда их положить? Куда сумки поставить? Особенно женщин! Они так происходит…

Еще один сотрудник объясняет, что, как правило, большие камеры заполнены едва ли не половина, так что с размещением личных вещей проблем не возникает.

— Есть вопросы к небольшой одиночной камеры, — говорит Каретникова. — Эти аппараты, около квадратного метра, которые сломано столько копий, были предметом многочисленных жалоб, рассмотрения и Европейского суда по правам человека, и Верховный Суд России. В таком боксе человек проводит, выпрямившись, упакованы спиной и коленками к стене, в темной комнате на несколько часов. Без окон, без книги в руке, без малейшей возможностью, чтобы убежать от стесненного состояния…

— Как правило, эти одноместные камеры – для лиц, которые просили обеспечении безопасности, объясняет сотрудник сопровождения. — Или, если поставляется в различных категорий арестантов. Впервые праздник и «второходы», мужчин и женщин, несовершеннолетних, бывших сотрудников правоохранительных органов — они не могут общаться, они не должны общаться друг с другом в соответствии с нормами Уголовно-исполнительного Кодекса.

Прошу уточнить размеры, допустимые размеры бокса по документации. 5060 – написано в документе. «Нет, Не может такого быть», — качает головой руководитель и отправляет сотрудник для измерения фактических размеров.

Аппараты для содержания заключенных, где больший размер, 0,8 1,2, в ТЮРЬМЕ были запрещены и подлежали ликвидации еще в 2011 году. особое письмо в ФСИН России. Здесь, в спецтранспорте, они существуют до сих пор. Но автомобиль еще и едет! В нем – качели!

Мы разделяем мысли о том, что с этими маломерными боксами может ничего с этим поделать. Смотрим с Андреем Александровичем на компьютере коллекцию фотографий подобных спецавтомобилей разных стран (богатая коллекция, сразу видно, что человек живой интересует опыт, ищет пути решения). Где-то аппаратов не были закрыты наглухо, а в окружении только решеткой, где-то больше, где-то они и окна, чтобы заостренные там не было приступов клаустрофобии. Где-то коробок нет вообще. Приходит в голову: может, если большие камеры никогда не были полными, — найти возможности, чтобы уменьшить их площадь в пользу одноместок? Сделать аппараты более, для одного или для двоих? В конце концов, об этом можно подумать! Как и о том, что в большинстве осмотренных нами иностранные спецавтомобилей на окно, хотя. Где-то выше, где-то ниже, но они есть.

Продолжаем обзор: не везде в мире арестантов перевозят на грузовиках. Есть и другой вариант – на автобусе. Где-то он заменяет, однако, и поездки по железной дороге, где-то — только наш традиционный «воронок». Но почему-то из всех вариантов, этот кажется наиболее заманчивым. В том числе и по гуманитарной и лингвистической причине: грузовые автомобили, независимо от нового дизайна не были они, перевозки грузов. Автобусы перевозят людей. Осужденных – не груз, они люди.

Служба конвоирования консервативна, — говорит босс. — Но, может быть, с течением времени, это действительно будет автобусов. Конечно, огороженный, специально адаптированные для потребностей конвоирования, спецавтобусы…

И радостью для нас стала новость: поступило распоряжение ФСИН России, согласно которой инвалидов-колясочников (лиц, неспособных двигаться самостоятельно) этапировать теперь только сквозными (без пересылочных пунктов) стадиях, в санитарных автомобилей, или воздушный транспорт. Влияет на климат и женщин, конвоируемых с детьми или беременных женщин.

Автомобили с зеленой полосой и надписью «ФСИН России» в ДТП попадают редко. За три года аварийность снизилась в три раза. В 2014-м году было 13 АВАРИЙ, а в прошлом – только один.

— Женщина в иномарке резко затормозила – автозак сзади и слегка больно бампер. Там и царапины-то, бампер не было. Но злиться, говорит: вызова ГАИ! И КАСКО есть, небось, и КОНТРАКТ… но не хотел вести переговоры. Вот и ждали ГАИ. А внутри — люди, осужденные… я думал, что это далеко от тюрьмы, она и не догадывалась, что там – внутри автозака. Мало кто догадался.

Для себя конвоиры немного рассказывают. Основные проблемы? Так, как и все – маленькая зарплата. Это продиктовано тем, что большинство водителей и караульных приходят, чтобы работать удаленно – из Тулы, Рязани, Иваново, отрабатывают два дня, а затем возвращаются домой. Перед каждым выходом – проверка медработника, обязательная «продувка» на алкоголь, измерение давления: маршрут нужно ехать здоровым: мало ли, что будет дальше…

При построении маршрута водителю разрешается пользоваться системой «Яндекс-пробки». Как правило, маршруты согласованы, но если следовать им слишком дотошно – никуда не доедешь. Сотрудники продемонстрировали, как проходят обучение, как проверить автомобиль перед отъездом, даже вылезают на крышу грузовика, как в спецавтомобиль поднимаются заключенных, как закрыть за ними дверь… Состав караула: водитель и не менее чем за три конвоирующих. Работникам запрещается вступать с подконвойными во внеслужебные разговоры. Трудно – с оказание медицинской помощи при необходимости. С одной стороны, сотрудники были специально проинструктированы и даже готовы. С другой стороны – имеют ли они право оказывать такую помощь арестантам?

— Нет такого закона, — объясняет глава службы. — Они начнут искусственное дыхание сделать, например, и приговорен, не дай Бог, умрет – так они окажутся виноватыми… Лучше позвонить в «скорую».

Кстати, сотрудники управления по конвоированию достаточно принципиальны. Они не берут на себя из ТЮРЬМЫ, без согласия врача пациента осужденного. Иногда – не будет и с согласия вашего врача, если видят, что человеку плохо. А еще не взять автомобиль осужденного без одежды по сезону – куртки или телогрейки, шапки, теплая обувь. В таких случаях они имеют право сказать: нет.

Каждый день спецавтомобиль, называемый в народе «черным вороном», но ничего, и на ворона не похоже, уходят на маршрут, ползать в пробках, останавливаясь на светофоре. Он не имеет спецсигналов, в виду он – обычный грузовик с зеленой полосой. Но внутри него – люди, десятки людей, осужденных, с их усталость и боль, страдания и надежды. Автомобилисты, если он вам встретится, вдруг, вы, пожалуйста, вы даете ему путь.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.