Новое извержение вулкана Везувий перед Европой

— Юрий Влaдимирoвич, кaкиe риски пoдстeрeгaют нaс в будущeм?

— В нaстoящee врeмя нeoбxoдимo гoвoрить нe прoстo o рискe, a o мeгaрискax. Этo oпaснoсти, вызвaнныe кризисы и кoнфликты, кaтaстрoфы прирoдныe, искусствeнныe или из любoгo другoгo xaрaктeрa, кoтoрыe мoгут принeсти oгрoмныe жeртвы и ущeрб. Тaкиe ситуaции нoсят взрывнoй xaрaктeр, и oтдeльныe стрaны, чтoбы спрaвиться с ними труднo, a инoгдa нeвoзмoжнo. Мeгaриски трeбуют высoкoй гoтoвнoсти сил грaждaнскoй oбoрoны. И из тaкиx ситуaций всeгдa извлeкaются урoки, кoтoрыe, кaк прaвилo, привoдят к пoявлeнию нoвыx зaкoнoдaтeльныx рeшeний. Тaк, нaпримeр, одно время на Чернобыльской аэс и землетрясения в Спитаке привели к созданию мчс россии. А аварии в италии, Севезо сподвигла европейского союза к директивному запрет рисков, связанных с химическими производствами.

— В одной из последних статей вы написали, что Европе угрожает новое извержение вулкана Везувий. Расскажите подробнее об этом.

— Везувий — вулкан взрывного типа. Его извержения всегда внезапны и такой силы, что в последний раз был полностью уничтожен город Помпеи, в его окрестностях в течение многих лет становятся непригодными для жизни, а пепел достигает Урала. Сейчас в районе Неаполя находится под постоянным наблюдением международных лабораториях, и ученые отмечают подъем магмы. Еще не было момента, чтобы дать команду для эвакуации людей или другие действия. Но если взрыв произойдет, группировка спасателей будет включать в себя крупные силы Ес, и, конечно же, России.

фото: mchs.gov.ru

— Сколько еще вулканов взрывного типа существует в мире, и где?

— Эти вулканы на Земле находятся семь. Все еще в Америке, Индонезии, Малайзии, Африки. В то время как они спят. У нас таких нет, но исключить мегариски никто не может.

— Какие большие опасности существуют на планете?

— Это риск природного характера, например, появление цунами. Искусственные — связанные с атомной энергии, гидроэлектростанциями, опасными химическими производствами. Природные, искусственные — например, когда в природе происходит выброс газа, то этот газ взрывается. В Африке от этого гибли целые города, и теперь, как мегариски там сохраняются. И, конечно, космос. Мы отслеживаем огромных космических объектов, которые могут проходить вблизи орбиты Земли или даже пересекаться с ней, и думаем, как эти тела, может заранее перевести в другое качество или изменить их траекторию.

— Не хочу верить в эти предсказания. Как спасатели узнают, как противостоять столь серьезной угрозы?

— Когда в мире начали строить первые атомные станции, вероятность аварии, тоже мало кто верил. Но после Чернобыля много действующих атомных станций, например, Рейн, были закрыты. Каждый из мегарисков — это урок, который позволяет сформировать новые гуманитарные и спасательные задачи. Поэтому основана в МЧС сформирован Российский национальный корпус чрезвычайного гуманитарного реагирования, который 25 лет работал в 80 странах мира. За эти годы российские спасатели во всем мире извлекли из завалов спасены от пожаров, от голода и других бедствий 9 миллионов человек. Теперь, благодаря мого, мы оставляем за собой лидерство, разрабатываем и применяем высокие технологии, совершенствования механизмов управления в кризисных ситуациях. Через механизмы мого мы обучаем и оснащаем службы реагирования на чрезвычайные ситуации в других странах, и это также позволяет нам как, увеличить свой потенциал, так и быть востребованными в мировом сообществе. В свою очередь, и мого нам оказывает огромную поддержку.

фото: mchs.gov.ru
Российские спасатели в Непале помогают в ликвидации последствий землетрясения.

— В чем состоит?

— Есть всеобщий мировой опыт, который возвращается к нам. Потому что в нашей стране есть тундра, как и в Канаде, есть южные регионы, которые можно сравнить с Африкой. В мире есть регионы с аналогичной концентрацией предприятий, плотность населения. И все это, мы можем защитить себя, используя уже существующий опыт других стран. Теперь во главе мого является россиянин Владимир Кувшинов — это человек, который работал в МЧС с первого дня, и это также дает нам определенный карт-бланш.

— Вы упомянули центров реагирования, аналогичные российским, которые мы помогаем открывать и в других странах. Где они уже есть и где еще планируется их появление?

— В 2012 году. Владимир Пучков подписал соглашение о создании в Сербии, в городе Нише, первой балканского центра, который призван решать задачи по борьбе риски в этом регионе. Он оправдал надежды, и на ее основе мы провели ряд крупных спасательных и гуманитарных операций, открыть обучение, продвижение веб-технологии. Второй центр был создан в Армении. Окончил его оборудование, и он будет очень полезным в этом регионе. Следующий центр, который будет действовать в интересах Каспийского моря, создает в Баку, после подписания соглашения о сотрудничестве чрезвычайных ведомств России, Казахстана, Туркменистана, Азербайджана и Ирана. В Азербайджане мы на самом деле, открыть Академии гражданской защиты, где и передали весь наш опыт, лаборатории, классы. Это учебная база там уже были созданы, на этой основе началось создание реактивного центра. В перспективе — создание центров в Африке, в Руанде, где мы были, один из самых значительных гуманитарные и спасательные операции. Очень большой интерес к обучению непредвиденных кризисов показывают и странах латинской америки — Никарагуа и на Кубе. Эту задачу совместно с мого мы будем продолжать, и основой для этого является подписанное в декабре прошлого года соглашение о стратегическом партнерстве между России и мого.

— А со странами ЕС и США, мы готовы сотрудничать в области мегарисков?

— Для Карибского бассейна и риск мегамасштаба являются частые ураганы. В Майами есть три реагирует на центре, и мы готовы на совместные действия с американцами. Германия, Франция, Италия с нами уже сотрудничают. Кстати, нашего взаимодействия с итальянцами, имеет глубокие исторические корни. Можно сказать, что в Мессине был установлен первый памятник российским спасателям. Сто лет назад, когда произошло трагическое разрушение этого сицилийского города, российские моряки были спасены там 2,5 тысячи человек. Внуки спасенных приходят теперь к этому памятнику, как дань уважения к памяти наших соотечественников. А потом русский царь заявил, что действия российских моряков-спасателей, оказали большую дипломатическую поддержку, чем все усилия дипломатов. И теперь это урок даже не для спасения, а о том, что гражданская оборона — это дело интернациональное и очень сильно дополняет все международные усилия.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.