Никас Сафронов попал в Книгу рекордов «Гиннеса», чтобы спасти свой палец

фoтo: Нaтaлья Мущинкинa

— Никaс, кaк eгo пoрaнeнный пaлeц, oн oкaзaлся в Книгу рeкoрдoв Гиннeсa?

— Гoд нaзaд я рeшил зaстрaxoвaть глaз и рук, пoтoму чтo oни мoй xлeб. Нo oкaзaлoсь, чтo нaши стрaxoвыe компании такие проекты не делают только представители западных компаний, которые здесь находятся, и то только при условии, что у вас есть недвижимость в Европе. У меня есть недвижимость в Турции и Украине, но это не является хорошим. Только в ЕС. И я вспомнил, что у меня есть остров. Десять лет назад один налог, при соблюдении моего творчества, и заказ на портрет дочери, который был просто покорен, решил подарить мне остров. Небольшой, на границе с Швецией. Ранее эта территория была закрытой военной зоной, там стояли дзоты, вся земля была перекопана, а добраться до острова можно только в школах, иначе никак. А у меня в Полтаве, дом недостроенный, и в Ульяновской области, где жил последнее время отец, дом сгорел, который я хочу, чтобы восстановить и сделать там музей, но до всего руки не доходят. Вот и идея поставить на этот остров, финский дом и в конце концов исчезнут. Но когда я думал о ней, вспомнил, что на острове-то, что у меня есть. И его присутствие было причиной для того, чтобы английская компания меня застраховала, а перестраховщиками, сделанные немцами. За страховку я заплатил 1 350 000 рублей.

И так, в один прекрасный день в мае, уходя на работу в ночь, я ел шпрот, а банку бросил в мусорную корзину. Утром, когда вернулся, начал перебирать журналы, газеты и скинул те, которые не являются необходимыми, в ведро, где лежал этот самый банк. И повредил палец: связки и карман. Было много крови. Но я залил палец йодом, и вроде как через несколько часов, кровь остановилась. Затем мне сделали операцию и пальцем, как будто, начинает заживать, но в процессе постоянного лечения была занесена инфекция, и он снова воспалялся. В конце концов, после трех месяцев мучений я начал обследоваться уже по английской страхования. Мне На это приходили европейских врачей со стороны страховой компании, и в конце концов было решено выплатить всю страховую сумму — 9 миллионов. рублей, т.это. 150 тысяч долларов. Это правда, что больше они меня страховать не хотят. В конце концов, мой палец был в Книгу рекордов Гиннесса как самые дорогие в мире, к которому была выплачена большая страховка.

фото: Наталья Мущинкина

— Как вы лечили палец, и каковы все-таки перспективы его для полного возврата?

— Несмотря на боль, я же не теряете, но, конечно, продолжаю лечиться. Сначала я хотел пойти в Швейцарии, по рекомендации моего врача, а затем в Германии, но один из вице-главный санитарный врач РОССИИ Анна Попова посоветовал обратиться в центральный военный госпиталь, что в Сокольниках. И там определили, что у меня есть инфекции. А до этого что только я не делал: пиявки, иглоукалывание у китайского специалиста; один профессор мне сказал: «вы Должны пальцем заморозить!» — я его морозил, а другой сказал: «ни в коем случае! Только держать в теплой воде!» — я провел в теплой воде… Видно, когда я получил его, инфекцию и занес. В конце концов мне теперь делать реальные процедуры, прямо на больной палец.

— Но вы все равно продолжаете работать?

— Да, конечно, в живописи и не только. У меня есть много проектов в стадии реализации. Недавно губернатор Ульяновской области предложил создать музей современного искусства под моим кураторством, потом аллея Никаса Сафронова. Он вспомнил, что я 10 лет назад поставил памятник знаменитому живописцу Аркадию Пластову в Ульяновске денег, и вот почему он попросил прийти на форум имя есть многоуровневая, которые там состоится 14 сентября, и посмотрел в то же время здание для галереи. А в Италии в настоящее время готовится книга о живописи «Сафронов и Венеция», написать ему известных искусствоведов, она будет говорить и для меня, и для искусства, и для красоты человеческого лица. Готовит еще один альбом, уже в России, совместно с Международной ассоциацией пластических хирургов, и он будет представлен в ноябре-декабре фестиваль пластики, где я буду членом жюри наравне с пластических хирургов с мировыми именами. В книге будет идти 100 плюс портреты, которые я делал в течение 30 лет в своей технике «дрим вижн», и в то же время будет проходить выставка тех картин, которые будут представлены в книге.

И мы готовим оригинальный алфавит писатель Анна Тенешевой с моими картинами о конкурсе детского рисунка, хотя abv, это будет более взрослых — с такими словами, иллюстрирующими буквы, как «достоинство», «радость», «бесконечность».

С королем Бахрейна ведутся переговоры о создании на нем в стране музей моих картин. В Димитровграде будет открыт в студии имени Никаса Сафронова, там тоже есть набережная на мое имя, которые я недавно подарил бюст Пушкина, созданный студентами Суриковского института. В этой аллее будет детская школа моего имени. Также проходят многочисленные экспозиции по всей России, которые имеют очень большой успех, и мы планируем сделать ряд выставок в Европе. В проекте — проведение мастер-классов в Эрмитаже.

фото: Наталья Мущинкина

— Кто-то из культовых личностей, вы бы хотели рисовать, есть какие-то ценные планы?

— У меня есть портрет Трампа, он все еще находится в моей мастерской, как и портрет Меркель. Но ко мне приезжали высокопоставленные американцы, которые наведывались в Москву по делам бизнеса, и сказали, что он был просто изумительный, что Трамп никогда не было и не будет ничего лучше. Я надеюсь, что в один прекрасный день этот портрет к Трампу все равно упадет и будет играть позитивную роль в отношениях между двумя странами. Также я хочу написать портрет Аль Пачино и мечтаю, чтобы встретиться с Энтони Хопкинсом, которого я люблю и тоже с удовольствием нарисую.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.