Неизвестные пытались Ленин: когда вы переезжаете в Москве заминировали мост

Мoдeль Vs Свeтилицкoгo.

Мaстeрa дeзинфoрмaции

Для нынeшнeгo митрoпoлитa звaниe Бeлoкaмeннaя дoлжны блaгoдaрить нeмцeв, вoзoбнoвившиx в сeрeдинe фeврaля 1918 гoду нaступлeниe нa фрoнт, и нaчaльник штaбa Высшeгo вoeннoгo сoвeтa рeспублики, Мo. Г. Бoнч-бруeвичa.

21 фeврaля прaвитeльствo Сoвeтскoй Рoссии принялo дeкрeт «Сoциaлистичeскoe oтeчeствo в oпaснoсти!». A чeрeз считaныe дни врaжeскиe вoйскa были ужe нe тaк дaлeкo oт Пeтрoгрaдa. Eсть инфoрмaция, чтo в стoль oтчaянныx услoвияx Пeтрoгрaдский кoмитeт пaртии дaжe oжидaeмыe в ближaйшeм будущeм пeрeйти нa нeлeгaльнoe пoлoжeниe и пoпрoсил ЦК РСДРП(б) выдeлить для этoгo нeoбxoдимыe дeнeжныe срeдствa. Чтo кaсaeтся нoвoгo, бoльшeвистскoгo рукoвoдствa стрaны в тoм, чтoбы oстaвaться в прифрoнтoвoм гoрoдe былo и нe oпaснo.

26 фeврaля сoстoится экстрeннoe зaсeдaниe Сoвнaркoмa, нa кoтoрoм приняли рeшeниe o пeрeeздe стoлицы. Пoслeднeй кaплeй, кoтoрaя oкoнчaтeльнo склoнилa бoльшeвистскиx лидeрoв эвaкуaции в Бeлoкaмeнную, стaлa дoклaднaя зaпискa Бoнч-бруeвичa: «Нeмцы зaнимaют Пскoвa и, вoзмoжнo, в ближaйшee врeмя утвeрдятся в Нaрвe. При тaкoй близoсти врaгa, я считaю нeoбxoдимым сooбщить, чтo прaвитeльствo дoлжнo тeпeрь пeрeйти oт Пeтрoгрaдa, нaпримeр, в Мoсквe…»

Пeрeвoзки жeлeзнoдoрoжным трaнспoртoм в 700 миляx прaвитeльствa стрaны, гoсучрeждeния с сooтвeтствующим дoвoльнo нeпoвoрoтливы, иx «сeльскoe xoзяйствo», являeтся oчeнь труднoй зaдaчeй, дaжe в мирнoe врeмя. A вoт врaжeскиe вoйскa сoвсeм рядoм, пoднять aнтибoльшeвистскиe выступлeния… И сaмoe oпaснoe — в oппoзиции к «лeнинцaм» прeврaтился в мoщный сoюз трaнспoртныx рaбoчиx Викжeль (Всe исполнительный комитет железнодорожного транспорта), к документу, в который пришли эсеры.

При создавшейся ситуации «выше» РСДРП(б) показал отличные мастера конспирации и дезинформации.

Подготовка к лету в Москве уже был в полном разгаре, когда 1 марта «Правда» опубликовала официальное заявление: «1. Все слухи об эвакуации из Петрограда Совнаркома и Центрального Исполнительного Комитета совершенно ложны. СНК и ЦИК остаются в Петрограде и готовиться к самой энергичной обороны Петрограда. 2. Вопрос об эвакуации мог бы быть поставлен в последнюю минуту, в случае, если бы Петрограду угрожала бы самая непосредственная опасность, чего в настоящий момент не существует».

Подобное же заявление сделал в печати председатель ВЧК Дзержинский: слухи о переносе столицы не имеют под собой оснований. Одновременно с этим власти начали в столе еще одну «дезу», заявив, что правительство все-таки уйдет Патронов, но отправился он не в Москве, а в Нижегородской Области. Для того, управделами Совнаркома В. Далее Бонч-Бруевич (брат начальника генерального штаба) «под большим секретом» упоминается во время разговора с руководителями Викжеля.

А когда началось массовое перебазирование «руководящие органы» в Белокаменную уже не мог скрыть, большевистские лидеры пытались «навести тень на плетень». В «Правде» появился «в состав Военно-Революционного комитета при Петроградском Совете к гражданам Петрограда», подписанном Львом Троцким: «…СНК и ЦИК выехали в Москву на всероссийский съезд советов…»

В то же время в некоторых газетах появились публикации, оправдывающие перевод столицы в другой город. «Петроград представляет собой объект для нападений и наступлений, во втором случае ему грозит также постоянная угроза нападения не только с суши, но и с моря… Так что, если нужно вообще, чтобы спасти столицу, а после этого, конечно, нужно избавить их от риска быть захваченными врагом» («Знамя труда» 9 марта 1918 года).

Вождь №1, и вождь №23

Наиболее важной задачей было перевезти из Петрограда в старую-новую столицу на Ленина и его ближайших товарищей, не подвергая свою жизнь опасности.

В архиве сохранился составленный от 3 марта 1918 года. список VIP отправлявшихся в Москве. Под №1, естественно, появился Владимир Ильич — с женой, сестрой и 20 пудами багажа. Под №2 — Бонч-Бруевич В. С. с четырех членов семьи и 30 пудами багажа… А под скромную №23 — Сталин И. В., без членов семьи и с 10 пудами личные вещи… Это то, это большевик иерархии.

Сами сроки для эвакуации первых лиц, хранятся в строжайшей тайне. Для хеджирования от возможных отклонений и эксцессов организаторы движения во главе с В. Далее Бонч-Бруевичем продолжает использовать тактику «всеобщего замешательства».

6 марта в отдельный поезд в Москву отправили Людей железных дорог. В ночь на 8 и 9 марта с перронов петроградского Николая вокзала отошли один за другим два пассажирских состава с делегатами Съезда Советов (например, для большей безопасности во время поездки делегатов-» специально «смешанные» в купе с эсерами и представителями других фракций). Посадка в эти поезда уже заканчивалась, когда публика, толпившаяся на вокзал, я увидел, как из подъехавшего автомобиля в одном из вагонов переехал Яков Свердлов. Характерный профиль председателя ЦИК мелькнул шторы одного освещенного окна, другой… Никто из посторонних даже не знал, что еще минуту спустя открылась вагонная дверь с противоположной от платформы стороны и Якова Михайловича тайно прыгать на задней площадке, на дороге. Никто не замеченный, он переехал в соседний состав.

фото: ru.wikipedia.org

По данным, которые нашел в архивных источников, А. Николай, для перевозки партийных и государственных руководителей в Москве, подготовлены три специальных литерных поездов. И один из них для этого специально пригнали в Картриджи из белокаменной, другой — от Северо-Западной железной дороги… Неожиданная проблема возникла с драйвером для спецсоставов. В депо Петроград-Пассажирский-Москва шли митинги рабочих и локомотивных бригад, недовольных новой властью, и паровозы под литерные поезда там отказывались. Только с большим трудом организаторов переехать удалось договориться с деповскими.

«День Х» наступил 10-го марта. Два специальных поезда подали под погрузку и выгрузку на перронам Николай вокзала. Их отправление вечером были расположены совершенно официально. И еще один литерный (присвоенный ему №4001) подогнали к «Цветочной площадки» — небольшой, неприметной железнодорожной платформе и на окраине города, за Московской заставой. Здесь, вдали от любопытных глаз, универсал пришлось окунуться Ленин и его приближенные лица.

По Словам А. Николай, комендантом поезда назначили М. Цыганкова. (Тем не менее, в некоторых других источниках упоминается, что на эту должность выполняет П. Мальков — будущий комендант Кремля.) Для решения на дороге «железной» проблемы в литерном ехал и начальник службы движения Николаевской дороге Н.Скарман. Охрана пассажиров срок надежным людям — один латышских стрелков из ста человек под командованием О. Берзиня. Основная масса из них ехал в хвостовом вагоне, кроме того, посты, вооруженные винтовками латышей дежурили на рынках любого типа, на паровозе. В кабине машиниста провести для осуществления оперативной связи, полевой телефон, на аукцион поставили пулемет…

Главные пассажиры — В. И. Ленин с женой Н..Крупской и сестрой Метра. И. Ульяновой В. Далее Бонч-Бруевич — оставили Смольного машин в 9.30. И окна дворца, и тогда остается ярко освещенным, чтобы все думали, что «владельцы» на месте. Автомобили попетляв по улицам, вырулили, наконец, до «Цветочной площадки», оцепленной латышскими стрелками. Там Владимиру Ильичу и сопровождавших его провели к затемненному салон-вагону. Из-за маскировки эта процедура проводиться только при свете карманного фонарика.

Так, в полной темноте и без традиционных сигнал при отправлении, 4001-й тронулся в 10 часов, выруливая по проселочным дорогам на «главный ход». По определенного из организаторов плана за 15 минут до этого с платформы Николая вокзала отправился другой литерный состав с «государственными» пассажиров. Именно за него и пришлось пристроиться, выйдя на магистральный путь, поезд с Лениным. А в задней части следовал еще один из литерных спецсоставов, отправившийся с Николаем. В связи с этим поезд №4001 надежно был прикрыт, и спереди, и сзади.

Все, кажется, спокойно шел. После того, как «главный» литерный подошел к Николаев на шоссе, автомобили освещения. По воспоминаниям очевидцев, сразу после того, как Ленина в свое купе начинается роман. Он также является автором другой работы — «Главная задача наших дней».

Однако без происшествий не сделал. План операции оказался нарушен уже в самом начале. В первый литерным составом с торговых путей Николая вокзала неожиданно тронулся «чужой» поезд, еще какой! Это воинский линии, теплушки которые были набиты анархистски настроенных ней, дезертировавшими с фронта. Из-за недостаточно четкой организации движения на железной дороге этот состав сумел вклиниться между центральным литерным и «ленинским» поезда. Несколько раз при прохождении промежуточных станций эшелона-нарушителя пытались ездить на запасной путь, освобождая путь 4001-му, но агрессивно настроенный «братва», прыгать из вагонов, сделать только личность переводит стрелки на главный путь.

«Конечный результат должен был прийти на узловой станции Малая Вишера, где в это время все поезда обязательно делали остановку для смены паровоза или пополнения запасов топлива и воды в нем, — рассказывает Александр Никола. — Когда среди ночи литерный, который ехал Ленина, подкатил к этой станции, она уже была полна высыпавших из теплушек военного эшелона вооруженных дезертиров. Знают ли они о спецпоезде с глава большевистского правительства, не известно. Тем не менее, после того, как 4001-й остановился, моряки попытались приблизиться к ним, вагонам… И уперлись в полицейский кордон латышских стрелков, ощетинившихся штыками. А с крыш вагонов, грозили стволами несколько пулеметов. К анархистам вышел, в сопровождении десятка бойцов Берзиня В. Бонч-Бруевич и предложил немедленно сдать оружие и разойтись по вагонам. Оказавшись под прицелом, дезертиры, были вынуждены подчиняться. В конце концов, с технической остановки в Малой Вишере обошлась без стрельбы. Эшелон-нарушителя с блокировкой в теплушках насилия ее перегнали на запасной путь, а литерные правительственные поезда перешли уже в плановом порядке».

Это ЧП, проблемы не закончились. Никольскому удалось обнаружить информацию о том, что эсеры-приключения все-таки смогли получить конкретную информацию о переезде Ленина в Москве, и принял опыт за убийство на него: из них средства один из мостов на Николаевской магистрали. Однако чекисты, удалось обезвредить на этой шахте.

В конечном итоге переезд советского правительства, завершится благополучно. В 8 часов вечера 11 марта литерный состав №4001 подкатил к перрону Николай вокзала в Москве.

фото: ru.wikipedia.org

Наркомы в «Национале»

Газеты, конечно, не оставили без внимания столь важное событие.

Еще накануне прибытия «петроградцев» некоторые журналисты ерничали. «Что такое Москва? Провинциальный город с двухмиллионным населением, живущий своей жизнью, куда явятся тысячи пришельцев из Петрограда, чтобы править не только Москвой, но и всей России… Каждый, кто знает, в Москве, трудно представить себе сочетание Тверской и народного комиссара троцкого, Спасских ворот, где снимают шапки, и Зиновьева, москва купечество и мещанство, с помощью пропитанной настоящий русский дух, и интернационалистический ЦИК. Что из этого выйдет, скоро увидим…» («Новая жизнь», 9 марта 1918 года).

«Вчера в Москву прибыл целый ряд поездов из Петрограда с представителями правительства и государственных учреждений… С поездом прибыла масса вооруженных солдат, какие-либо гражданские и, наконец,… представители центральной советской власти. Вместе с Лениным приехали Зиновьева и управляющий делами Совнаркома Бонч-Бруевич» («Новое слово», 12 марта 1918 года).

По прибытии в Белокаменную Ленина и других важных большевик ставит номера в отеле «Национальный», тщательно охраняемый латышскими стрелками. Многочисленный «десант» сотрудников аппарата и государственных учреждений расселяли в других, не столь престижных отелей. С их простой постояльцами при этом не церемонились.

«Вчера в 9 часов вечера администрация жилье «Бельгия» на Тверской улице был требования: выпустить 30 номеров. Срок для выселения был назначен на 1 час» («Новое слово», 12 марта 1918 года).

Как место работы Совнаркома и ЦИК сразу же был выбран Кремль. Там шла напряженная работа по приспособлению для этой цели несколько зданий.

Конечно, проведенное срочно перемещение власти в новой столице не может сделать без накладок и недоразумений. Иногда эти «закавыки», казалось, даже смешно.

Например, пресловутая ВЧК осуществляется в Москве вместе с руководящим аппаратом и все свои архивы. А вот арестован «контриков», оставляя Клиентов и без документов, которые объясняли бы, кто из них за что угодил в тюремную камеру. Петроградское бюро РСДРП(б) в связи с этим направил в Москву жалобу на Дзержинского: «Бумаги он принес, следователи принесли, а подсудимых бросить курить». Феликс Эдмундович реагирует на критику. Через неделю он распорядился создать комиссию, «чтобы прояснить вещи, которые вы должны продолжать расследование, в Контрреволюционном отделе и для определения состава эти задержки, какие должны быть эти доли были переведены из Петрограда в Москву».

Еще один примечательный эпизод произошел во время посадки литерного состава на Николаевском вокзале. По воспоминаниям участника событий, когда уже почти все приехали на спецпоезде отправились на место своей новой «дислокации», а затем, там также было отправлено собственности, данное из Петрограда, как вдруг оказалось, что на перроне «завалялся» драгоценный груз. Тревогу подняла секретарша наркомата иностранных дел: она увидела оставленный без присмотра большую коробку, в комплекте с золотой чашки и вазы, позолоченные ложки-мужского пола… Это были церемониальные комплекты, предназначенные для сервировки банкетных столов при проведении официальных мероприятий наркомата.

Несколько дней ушло на то, чтобы хоть как-то адаптироваться на новом месте. И все это время формально Советская Россия остается страна без столицы. Только 16 марта, на заседании IV Съезда Советов был окончательно узаконен перенос главного города государства из Петрограда в Москву.

«Гончая Малаховского»

Памятники в честь возвращения Москве столичного статуса не. Напоминание о столь значительной для Первопрестольной события вплоть до недавнего времени, была только надпись металлическими буквами на внутренней стенке Ленинградского вокзала (убранная при последней реконструкции): «11 марта 1918 г., на этой станции в связи с переездом Советского правительства в Москву прибыл Владимир Ильич Ленин». Но может, оказывается, быть, и гораздо более красивый мемориальный знак — огромный красивый-локомотив.

Для того, чтобы доставить литерные государственных соединений в новой столице, были использованы лучшие в то время пассажирские локомотивы. Александру Никольскому и его коллеги, любители истории железных дорог, можно понять, что поезд №4001 вели паровозы серии S. Их еще называли «гончими Малаховского» — по фамилии инженера, спроектировавшего это чудо техника, которая разгоняется до 125 км/ч.

Этот «главный» поезд на 700-верстном раз тащили последовательно 4 «эски». Также установлено, что в последний участок — от Твери до Москвы — в голове состава шел паровоз С-245.

Во времена СССР была мода на увековечивание памятника «ленинских» локомотивов: те вошли в историю паровозов до сих пор можно увидеть на Финляндском вокзале в санкт-Петербурге, рядом с Павелецким в Москве… Был проект по установке в столице еще одного исторического паровоза — это наиболее 245, которая представлена Ильича в первопрестольную весной 1918-го. Скорее, не того самого, а то же самое.

Паровозы серии С исчез с наших железных дорог еще более полувека назад. Энтузиастам-поисковикам удачи в 1978 году. открытие новой комплексной «эску» (его номер — С-68). И нашли его в какой-нибудь глухомани, а среди районов москвы — на территории завода жби в непосредственной близости от станции метро «Октябрьское поле», где старый паровик был использован в качестве котла. Пять лет длилась эпопея с сохранением и реставрацией «колесный раритета», активное участие в которой принял и Александр Никола. Частности, приказом министра путей сообщения паровозу присвоили обозначение С-245 — то же, что в «эски», прикатившей «ленина» правительственный поезд в Москву в марте 1918-го. С одобрения самых высоких партийных органов подготовили проект стекла киоска, в котором предполагалось разместить памятник паровоз. Его хотели поставить на свободный участок между пассажирскими платформами Ярославского и Ленинградского вокзалов. Однако дальше чертежей дело не сдвинулось: в стране кризиса. Восстановленное «в стиле» несколько лет ютилась в депо Ховрино в Щербинке…, Наконец, в мае 1997 года. редчайший локомотив совершил трудные для его почтенного возраста путешествие в санкт-Петербург, где занял место в Музее железнодорожного транспорта. Так потерял Москва интересный памятник, намекая на ее «превращение столичной».

СПРАВКА «МК»

Еще в конце королевского совета, в 1915-1916 году. рассматриваются варианты «разгрузки» Петрограда от некоторых крупных обязанностей. В частности, обсудить планы, чтобы выйти из города, некоторые правительственные учреждения. Тем не менее, до реализации этого дело не дошло. Следующий «подход» к этой проблеме было при Временном правительстве. Но тогда именно большевики из себя председателем Петросовета Л. Троцким, выступили с категорическим осуждением подобных планов, высказывая обвинения в том, что «буржуазия хочет сдать красный Питер немцам». А незадолго до октябрьского переворота планы эвакуации Временного правительства в Москве были названы большевистски настроенных членов Петросовета «дезертирством с ответственного боевого поста».

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.