Издевавшаяся над 77-летний изобретатель сиделка-садистка может выйти досрочно

фoтo: Нaтaлья Мущинкинa

Нaпoмним: урoжeнку Сaмaркaндa Мeсимбу Aджeлялoву нaнял, чтoбы уxaживaть зa oтцoм, кoтoрыe имeют ряд тяжeлыx зaбoлeвaний, включaя бoлeзнь Aльцгeймeрa, eгo 49-лeтняя дoчь Иннa. К рaбoтницe oтнoсятся, кaк к члeну сeмьи, она жила на все готовом страны Брувера в старом дачном поселке. Каждую пятницу работающая дочь, привозила продукты и все необходимое, помогала сиделке, чтобы остаться до понедельника. Кроме того, зарплата, дочь Брувера помогла работнице вещи, продукты, деньги на телефоне и в интернете, и т.н, и камеры видеонаблюдения установила, только чтобы обнаружить тело отца царапин и ударов. Сиделка знала о том, что была установлена видео система, однако первая просмотренная Другой записи показал, как настаивает сиделка больного пожилого человека, кричать на него, бросать один и не дает пищи.

После суда над мучительницей отец дочь Брувера Инна чувствует себя очень плохо:

— Адвокат Ани (в семье Месимбу называют Аней, поэтому она может проявляться в самой ed.) я сказал, что мы получили от него! Предполагается, у нас есть и дом убирала, и готовила, и с отцом нянчилась, а мы с ним только требует все больше и больше… Даже сказал, что это должны нести уголовную ответственность … за то, что не купил отец больничную кровать!

— Что означает, что Аджеляловой является активным адвокатом? Значит, деньги есть, хотя она и уверяла, что она не платит. Или узбекское землячество предоставило?

— Нет, адвокат от Энни снова была на русском языке и платный. А у меня бесплатный и зубного камня. И он был страшно возмущен поведением Месимбы, потому что она тоже татарка. В конце концов, у татар, как сказал мой адвокат, тех, кто поднимает руку на пожилого человека, вообще могут убить. Решением суда он также был возмущен. Статьи, по которой признает его виновным по п. «г» ч. 2 ст. 117 уголовного кодекса РФ («Истязание лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии»), предусматривает от 3 до 7 лет лишения свободы, он дал к минимуму. Кроме того, суд отклонил наш материальный иск к ней. А это означает, что теперь можно освободить досрочно. Если иск приняли, то она не может выйти, не выплатив сумму иска.

— А большой иск будет ее сделать?

— Адвокат назначил сумму 1 млн. евро. И мы надеялись, что суд присудит его платить по крайней мере 100 тысяч рублей за моральный ущерб. Я сразу сказал, что все, что она будет платить, передать юрист для работы, он также является бесплатным защищает мои интересы. Мой адвокат подал апелляцию, но я уже ничего не надеюсь, я сама заболела. Стресс от всей этой истории не был для меня подарок — 3 месяца, я просидела на больничном, и как бы мне самой не пришлось прибегнуть к помощи других! Но я держусь, а оказывается, что проклятие Месимбы сбываются. Она меня прокляла, что пригрозив, что после аварии и мне долго остается. Так что не поймите меня неправильно – я вообще больше не хочу думать об этом ужасе, вспоминать о нем. Мне сейчас нужно о своем здоровье думать, чтобы не оказаться в таком же положении, что и мой отец.

— А где сейчас твой отец?

— Мой отец сейчас в Магнитогорска, что мой брат. Мой Брат работает, так что папа снова с няней, только на этот раз она была русской.

— И снова камера?

— Вы Знаете, сейчас я готов дать совет всем, кто может оказаться в такой же ситуации. Даже если ваш больной родственник в возрасте и не совсем достаточно, еще слушать о нем! Из них можно сделать заключение о его состоянии. Тем более, сиделки теперь отказываются работать под камерами – я думаю, это нарушение их прав. При Ана мой отец постоянно жаловался на видения, в которых были какие-то мертвецы, бандиты, и он постоянно просил есть. Папа видел во сне, кошмары, все время что-то испугалась, и каждый пытается в одиночку отправился в Магнитогорск. Но я все время его успокаивала, а Ана ничего не сказал. В конце концов большинство из нас, как правило, боится ненароком обидеть другого человека, а всегда можно сказать – ну, успокойся… я Думал. отец тяжелобольной человек, мало ли, что ему может привидеться… Сейчас в Магнитогорске отец тоже видения, но в них он что-то изобретает, путешествия, катаемся на лыжах, как делал, когда был здоров. И мечты о нем хорошо, он улыбается. И камер не надо, чтобы понять, что в душе он хорошо.

А вот что рассказал о суде над присмотр за детьми адвокат Инны Сладковой Анвар Галимов:

— Я уже знаю, в то время как краткая. А после праздников, после того, как внимательно рассмотрел протокол суда, я подам расширенную апелляцию в Мособлсуд. Я возмущен не только суд, но и то, как она состоялась, как и поведение судей, что не понятно для меня причинам, видимо, в сторону сиделки. Например, она задает мне подзащитной дурацкие вопросы, вроде того, какую пенсию он получал от отца? Я терпел возражений и сказал Инне, что она может не отвечать на подобные вопросы. Отсюда и размер пенсии отца? Все квитанции на денежные переводы, сделанные моей подзащитной в пользу обвиняемой, в счет оплаты труда, Инны такие. Или вопрос, состоите ли вы трудовое соглашение с няней? И вот это? У нас тоже не трудовой спор, а речь о регулярном истязании пожилой больной человек! Но судья не отклоняла все эти вопросы, явно уводя нас в сторону от сути. А адвокат обвиняемой – немолодая уже дама – странно, что жарко стало не на стороне респектабельный пожилой ученый, истязаемого присмотр за детьми, так и со стороны мучительницы, которая, кроме того, много выдумывала. Один раз ей было так плохо в доме Брувера, она должна будет собраться и уйти, потому что никто там не держат! Но она придумала, что она, скажем, паспорт избранных… Это не правда. Я все же надеюсь на справедливый приговор, несмотря на то, что моя подзащитная уже устал и ничего не надеется.

— Какой приговор будет требовать для обвиняемой?

— Эта статья предусматривает от 3 до 7 лет. Я думаю, что в течение 5 лет, и материальной компенсации за нанесенный моральный ущерб моей подзащитной нас удовлетворит.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.