Идеологический терроризм-ничто не противопоставлено: как защитить детей от экстремизма

С тoгo, чтo в мoлoдoй срeдe пo всeму миру пытaются прoникнуть идeoлoгии экстрeмизмa и тeррoризмa, сoглaсны нa всe. И здесь бороться с этим мировое зло каждая страна по-своему: для единого рецепта пока, увы, не существует.

Например, ЮНЕСКО, как показывают исследования, представленные на форуме из должностных лиц этой международной организации, все еще находится в главную ставку демократических ценностей во главе с терпимости и поликультурностью. В России, в основном, полагаются на то, что не знаю, система образования в англо-американской модели, которая сегодня придерживается большинство развитых стран мира, — воспитательный компонент образования. И разница в подходе усугубляется отсутствием на многих языках само слово «воспитание» в этом смысле, напомнил вице-министр образования и науки России Вениамин Каганов.

По-разному, как оказалось, мы видим, и корни этого процесса радикализации молодежи. В ЮНЕСКО говорят о побочном результате процесса глобализации. В России — из-за отсутствия альтернативы идеологии экстремизма, — объясняет заместитель министра культуры Владимир Аристархов:

— Многие становятся приверженцами экстремистских из-за отсутствия лучшего. Вон в СССР никакого экстремизма не было! И это не потому, что сегодня правоохранительные органы стали хуже работать — наоборот, теперь они работают гораздо более эффективно! А вот идеологический терроризм сегодня ничего не противопоставлено. Так что вы должны воспитывать молодых людей мировоззрения, на основе системы традиционных ценностей и чувство принадлежности к великой истории страны. Да, мы уважаем чужое мнение и осуждать насилие. Но наша толерантность заканчивается там, где нам навязывать чужие ценности!

Пестроты складной изображения добавляются специфические проблемы борьбы с идеологией терроризма и экстремизма, доступны в любой стране.

В россии, например, сказал министр просвещения этой страны Газван Альвас, из 22 тыс. школ, которые существовали до войны, выжили только 14 тысяч, а 6 миллионов тогдашних учеников меньше, чем 4 миллиона и Полтора миллиона сирийских студентов стали беженцами, еще полмиллиона на территориях, контролируемых террористами. И «под чьим влиянием они находятся, а также, как это отразится на других странах по всему миру, в том числе и наша, неизвестно», отметил Каганов.

Или Абхазию. За последние 5 лет, сообщил министр образования этой непризнанной республики Адгур Какоба, Интернет, принес в его стране такие невиданные ранее вещи, как потеря традиционного уважения молодежи к учителю. И, чтобы переломить ситуацию абхазцы решили, по примеру России — введение в школьную программу предмета моральных и духовных ценностей, традиционных для Абхазии.

Таким же образом, как оказалось, переехал и Кыргызстан. Да и вообще, пора «развивать новую, международной системы образования, как средства для общей борьбы с терроризмом по всему миру, — подытожил министр образования в Таджикистане Нуридан Саид Саид. — В одиночку с этой бедой, никто не справится!»

— Тема противостояния проникновения идеологии терроризма и экстремизма в молодежной среде становится все более актуальной, потому что дети, молодые люди являются наиболее уязвимой частью населения для злоумышленников — в противном случае их и не назовешь! — подвела результат министр образования и науки Elena.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.