За что уволили главного библиографа БОЛГАРИИ: «Легче в Хельсинки чтения»

фoтo: ru.wikipedia.org

Глaвнoe здaниe в БOЛГAРИИ.

Нaпoмним, Шумилoвoй, кoтoрaя в Сaнкт-Пeтeрбург считaют oдним из лучшиx библиoтeчныx спeциaлистoв стрaны, пoстaвлeны в вину чeтырe чaсa прoгул в дeнь, кoгдa прoизoшлa «рoкoвaя» нa прeсс-кoнфeрeнции. Мeрoприятиe былo пoсвящeнo прeдстoящeй рeфoрмe в БOЛГAРИИ. Дaниэлa считaют нeoбxoдимым дaть свoй взгляд нa эти плaны. Пo ee мнению, ничего хорошего от поглощения БОЛГАРИЯ московской библиотеки не должны ждать.

Сказанное Шумиловой прозвучал неожиданно, вскоре с ней связался с журналистами «Росбалта», чтобы взять подробное интервью. А после выхода этого материала в свет руководство Шумиловой сделал «оргвыводы».

Мы позвонили Татьяне, когда она вышла из библиотеки и сел рядом кафе, успокоиться и понять, что происходит с чашкой чая с лимоном.

— Татьяна, вы уже собрали все свои вещи?

— За такое короткое время, все вещи собрать я не могу. И все дела довершить тоже. Я до сих пор прийти в библиотеку по разовому пропуску, потому что постоянно у меня в списке.

— Вы ожидали, что к вам будет принято столь жесткое решение?

— Можно ожидать, конечно, все, но тем не менее, у меня есть безупречная незапятнанная репутация. Для 32 лет не имеет ни одного дисциплинарного взыскания, в трудовой книжке только поощрения и благодарности. И вот в следующем случае — я не работает должным образом в выходные дни. Я в объяснении писал, и повинилась в том, что. Мне казалось, что был шанс избежать такого жесткого решения, но работодатель не хотел.

— Но ты сказал, что ставить руководство в известность о отгуле…

— Утверждает. Но наш отдел не работает, как это называется в обычном порядке. У нас все четко, строго — должна быть служебная записка, оформлен приказ.

— А вы кто и как предупреждал?

— Я был в своей славе начальника отдела, по электронной почте. Я все это написала в письменной форме объяснения и ответы на вопросы от начальника отдела. Я объяснил, что не имел намерения обмануть работодателя, злостно нарушают трудовое законодательство…

— Участие сотрудников в этой пресс-конференции вообще ожидалось?

Служащие пресс-конференции никогда не говорит. Предполагалось, что там будет генеральный директор, ну и, возможно, кто-то из его заместителей. Но не пришел никто. И библиотеки представляли несколько рядовых сотрудников. Я совсем не предполагала говорить на этой пресс-конференции. Я шел туда, чтобы слушать, генеральный директор. Тем более, что выходной брал не только за то, что пришлось еще идти в клинику. На конференции я задать какие-либо вопросы, так как есть обсуждение на эту тему в различных сферах, но и обычных библиотекарей никто не спрашивает. И так сложились обстоятельства, что я считаю нужным от лица рядовых сотрудников библиотеки думать. Для этого было дано краткое сообщение, а в среду появилось большое развернутое интервью по телефону, приняли меня «Росбалт», уже вне рабочего времени. После этого машина и завертелась. Ни один человек в библиотеку не верит, что я могу нарушать трудового законодательства, в связи с тем, что я хотел погулять.

— То есть, кроме позиции сша на конференции, и никто не предполагал?

— Я говорил это одной. Если кто-нибудь спросил мнение за пределами конференции, я это не могу ни подтвердить, ни опровергнуть.

— Тезисно повторить аргументы, озвученные вами на пресс-конференции?

— Самое главное — я не вижу веских причин «за». Я не вижу положительного в этом слиянии всех. Мы не можем завершить до конца ничего, все время только переделываем. Это какое-то безумие — не заканчивается до конца, как сразу же перестраиваться.

— Что вы имеете в виду?

— Одной и той же системы электронных каталогов — был один, изменился на другой. Той же системы электронной библиотекой, которая была одной, а затем изменили. Эта ситуация вечна. Вместо того, чтобы сделать немедленно, богатые, хорошо, мы все время перестраиваемся. И почему все время должны делать так, как в РГБ?

— А в чем разница между РГБ и БОЛГАРИИ?

— У нас разные принципы работы первоначально, иная организация карточных каталогов. Почему нужно все это объединять, если каждое изменение потребует новых денежных затрат?

— Как вы думаете, что объявленная задача — сэкономить слияние не возможно?

— Пойдут новые вливания денег и какая может быть экономия, функции для слияния библиотеки, если Александр Вислый (генеральный директор, БОЛГАРИЯ, до того — директор РГБ — «МК») и сразу же говорить о реконструкции центрального здания, закрытый двор, фонтаны, где человек с книжечкой можно пройти, чтобы сидеть на скамейке? Это все, что было, ни копейки государственных денег не требует? Или, опять же, его заявление по поводу Российской библиотечной ассоциации (РБА), где он был избран снова президентом. Он говорит о том, что РБА должна быть независимой организацией, освобожден президент, это должно быть ваше помещение. А сейчас штаб-квартира РБА находится в стенах нашей библиотеки. Вы можете себе представить, как много это государственные деньги опять? Может, для реализации всего этого, и должны участвовать в сбережения в остальном — слить, обязать, чтобы сократить? Но если искать экономию государственных средств, то почему то параллельно есть такой проект, как национальная электронная библиотека, которая поощряет тот же Александр Иванович Вислый, и библиотека имени Ельцина, которая принадлежит другой продукции, но имеет дело с таким же образом и за государственные деньги?

— Ты сказал, что превратился в филиал РГБ, БОЛГАРИЯ не будет в состоянии предоставлять своим читателям весь спектр услуг. Что именно вы имеете в виду?

— Одно из последствий слияния — то, что к нам не будут поступать обязательные экземпляры новых изданий. Вы получите их РГБ, а нас — в электронном виде. Но далеко не каждый согласится для чтения электронных книг. Не только, что это не всегда удобно, но еще до копии электронной книги должно быть приделаны всякие фишки — гиперссылок, возможность «прыгать» новости, вернуться. Только тогда это будет более удобно, как электронный текст, можно сказать, что есть некоторое преимущество перед печатными. Но кто будет делать все это? Нам обещают, что это будет оригинал-макет, т.это. только точную электронную копию печатной книги. А толстую книгу с главы, оглавлениями будут смотреть крайне неудобно. И остановились здесь, чтобы приходят люди, привыкшие к нормальной работе. Ранее я уже слышал высказывания читателей: «Легче путешествовать в Хельсинки и читать там, чем ждать, когда вас».

— Что это за взгляд?

— Это началось после того, как разделить компетенции на два здания. Когда часть литературы отправился в новое здание, мы потеряли один большой круг читателей. Потому что на протяжении всех лет существования нового здания так и не был решен вопрос о так называемом «поля» — это привозе книг из нового здания в старое. Многие читатели говорят: ну как так — третье издание в новое здание, а первое — в старом, а мне нужны оба. Кто-то из нас окончательно прошли, перемещены в другие библиотеки. Остальные как-то притерпелись, привыкли, что должен путешествовать, путешествовать здесь. И вдруг — снова потрясение. Сделали один электронный каталог, с его помощью налаживали электронный заказ. Затем он сказал, что он так устроен, что не вмещает большее количество описаний, надо переделывать. Стали переделывать… Это просто что-то невероятное. И что произойдет позже, после слияния, БОЛГАРИИ и РГБ, мы теперь просто не представляем.

— Что именно вы видите проблему?

— Если вы будете смотреть описание на одну и ту же книгу в каталоге РГБ и БОЛГАРИЯ — попробуйте, и вы увидите — эти описания сделаны абсолютно по-разному, они имеют различный интерфейс. То есть, если, скажем, «Ленинка» будет обязательный экземпляр издания, и вы будете делать шифровку, описание, это будет что-то совсем другое, а не то, что работает в БОЛГАРИИ? Или кто-то должен его переделывать? Мы не понимаем, что это будет. Вы знаете, это все, даже обсуждать стыдно, это не должно быть предметом обсуждения. Давайте искать экономию бюджетных средств в любом другом месте, а не в сохранении культуры, образования, науки.

— Вы будете отстаивать свои права?

— Да. я думаю, что это оскорбление. Будут обращаться в суд.

— Сейчас многие питерцы, находящиеся в свою защиту, а есть и такие, которые готовы предоставить вам юридическую помощь. Сделали вы уже такие предложения? И будете ли вы их?

— Пока не делают. Я буду ждать. На адвокатов у меня нет, положение мое незавидное, и, конечно, я с благодарностью приму помощь от кого-то, кто может ее предоставить. Я хочу сказать большое спасибо питерцам за поддержку, по-видимому, эта новость жителей нашего города важно, что очень меня радует.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.

Translate »