Жаль, счастливый конец: как отказаться от судьбы в отсидевших женщин

фoтo: Гeннaдий Чeркaсoв

Счaстьe 1: выживaeт тoт, кoтoрoгo пырнулa

Oльгa Aлeксeeвнa oсвoбoдилaсь oт Aрдaтoвскoй ИК нeскoлькo лeт. Eй 68 лeт, сeмь oтсидeлa. Oднa мoрщинистaя стaруxa. Сeйчaс, к сoжaлeнию, снoвa выпили, a чeрeз двa гoдa был трeзвый. В тeлeфoнный цeнтр прaвoзaщитницe Лeнe Гoрдeeвoй и кaждый рaз гoвoрил: «Eлeнсaннa, я прaвдa нe пью, ктo пoвeрит, нe пью, пoтoму чтo…»

Сидeл двa рaзa зa убийствo. Несдержанная. Чуть что-лезет в бутылку.

После освобождения пошел, чтобы жить в деревне, откуда она родом. Ее основная задача — получить паспорт. Лена Гордеева телефону диктовала, куда идти, что сказать. Но ничего не получила, пока Лена не начала сама звонить в региональное УФМС. «Просто угрожали преследования, и за минуту найти все документы, «пусть приходит Ольга Алексеевна, все готово».

Паспорт он уже успел сделать, выхода на пенсию, и на работу устроили официально — мыть полы в сельсовете. Хорошо платить — 3 тысячи. А летом тоже зарабатывала, лук, ходить собирать лук на поле.

Очень рассудительная, экономная. Волновался: «Вот сейчас пенсия 7 тысяч, а не сжечь ли вы, как узнают, что я в сельсовете работаю?..»

Она имеет сына, внуков, но не могла она сразу к нему вернуться, «позор». Шесть месяцев я не мог позвонить сыну, тогда он пришел и познакомилась со своими внуками: «Еленсанна, представьте себе, они меня называли БАБУШКОЙ, а я даже не нянчила, так жизнь прожила, что ж, я их потратил, а они БАБУШКА позвонила мне, и не таких, как потеря кого-то!»

Но вот собственного дома, не было при ней. Пусть односельчане вы в пустующий дом, она его отмыла, прибрала, привести в порядок, а теперь его выставляют на продажу. Может быть, она сама его купить? И она рассчитывается, будет можно ли взять кредит, как погасить, что делать, если снова лук ходить и полы мыть, может оказаться… Пенсия пользуется: «Вы не знаете, пенсия-минималка, и она мне!!!»

И вот совсем недавно опять начала пить и не сдержалась, пырнула хахаля с ножом.

Он, слава богу, выжил, дело закрыли.

Счастливый конец этой истории, потому что он его не убил.

фото: Наталия Губернаторова

Счастье 2: для дома и сада

Марине Павшиной около 40 лет, она с Волги, освободилась полтора года назад.

В колонии случился инсульт, парализована вся правая сторона. Половина лица и правая рука вообще не действовала. Как ее лечить, она не сказала мне, но тем не менее, стал мало-помалу восстанавливается и готовится к освобождению. Пишет в центре, и попросил его, чтобы отправить вещи, а затем отпустите не и в что-то.

Центр собирает вещи для заключенных через социальные сети. «Мы не от чего не отказываемся, когда нам приносят вещи, в основном, именно то, что вам нужно. Аккуратные, добротные, чистые, сезонные, — говорят правозащитницы. — Но иногда попадаются совсем новые «женские брюки-длинные» с магазинным ярлычком 1970 г., калоши с красным байковым инстинктивно. Коллекция из самых странных туалетов можем поменяться с Александром Васильевым (знаменитый историк моды), но сдаем в театральных мастерских при Икшанской женской колонии».

Марине послал, конечно, одежда нормальная — не театральная. Он вышел из колонии к себе в деревню, в его дом, и почти сразу написала, что не может восстановить паспорт.

Паспорт, кстати, его нет до сих пор. Так и не удалось преодолеть все инстанции. А сейчас он очень нужен для формирования людей с ограниченными возможностями.

Пока шли разговоры на паспорт, Марина, застенчивый, просил центре обуви. Как и тогда, так зимой в калошах и провела: о, так холодно, так холодно! А что раньше-то не сказали? Ну, совестно же, и так для меня, так делают! Да, и возможности позвонить не было — ни денег, ничего.

Защитники направили обувь, название деревенской почтальонши, она помогает Марине с самого дня ее возвращения — на руки-это все еще не очень хорошо действует, подписать Марина не может получить паспорт, нет — как получить посылку?

Случае Марина счастлива, потому что есть свой дом и сад. А сколько яблок!

Звонит она в центре часто, запросы копеечные: нет в деревне магазина, ничего, заколку для волос где купить. И здесь человек появился. Немного моложе, ему 35, строитель, летом, где я работал, а сейчас не на работе, дома с мариной сидеть.

В тот день, им «подарок» свалился. Новый год счет пришел на ток — 4800 с копейками. «Ну, летом не платят, потому что деньги были-то?»

Ну, здесь не платят…

Теперь сидят на одной картошке, ожидают, что свет отключат, и хочет отправить на подсолнечное масло.

Счастье 3: есть свой собственный могила

Галина Н., освободившаяся из колонии в Москве, которая есть дома, хотя и бывшая москвичка, два раза была судима (экономические статьи).

Умерла она в апреле 2016 года. Похоронен более «человеческий», в своей собственной гробнице. От центр реабилитации это не деньги, припрятанные — похоронили человека.

«Впервые мы встретились с ней в течение пяти лет назад, — сказала правозащитница Наталья Дзядко. — Он только что переехал в область из нижегородской ТЮРЬМЫ. То есть были, мягко говоря, «никакие» условия, пришлось спать на голом полу. Ее спасла пальто, в нем она приехала в зону и не снимала его — из-за полноты невозможно подобрать ее форму.

Мы друзья с ней, пока она была в Москве, она приезжала к нам в центр «Люблино», где, между прочим, является хранителем храма, помогла разобрать вещи. Люди отсидевшие сразу и очень четко определяют, что будет идти в зоне, что на освобождение».

Галина была очень красивой, как киноактриса в предыдущие годы. Гладко причесанные волосы, красивый профиль, дружелюбная, образованная (два высших образования), прекрасная рассказчица. Но подробности своей истории, известно только в самых общих чертах — это мужчина, но после развода дочь почему-то осталась с ним и не поддерживать с матерью отношения. Была сестра, которая не приехала на похороны, хотя она все сообщила…

Почему эта история имеет счастливый конец?

Потому что человек упокоился в собственном гробу, а не в общей, в которой только может полагаться на собственное местоположение.

Счастье 4: не болеет, прежде чем умереть

История Надю из Шаховской женской колонии в Орловской области. Произошло это в 2003 году.

У Нади рак. В неизлечимой стадии.

Д-р Сапронов Андрей Константинович организовал в колонии прекрасной медчасть, внимательный к своим пациентам, и два раза пытался Надю «актировать» — освободить, как умирающую доходягу. Но удалось только в третий раз.

Освободить ее освободили, а дальше куда? Местные больницы Надю принять отказались. Тогда доктор сам отвез Надю в хоспис, она глаз не сомкнула на пути, хотя он предлагал ей для сна, а утром признался: я не верила, боялась, что выкинут в сугроб.

Деньги Надя завещал Шаховской воспитательной колонии, в них они купили картины в столовой.

Счастливый конец здесь в том, что последние дни Надя не страдает.

Счастье 5: есть сила духа

С Аней Сп защитников познакомились более 10 лет. Мы встретились с ней в Новооскольской ВК в 2003 году, затем навещали взрослые колонии.

Он трудно принимает неволей. Ей казалось, что в детской колонии очень трудно, и она была в зрелом возрасте, она уже исполнилось 18 лет.

Ее поставили в феврале 2003 года срок дали — 7,5 г., суммировались две статьи. В первой статье — грабеж. Они с сестрой продали материнские серьги, купили что-то, а мама его нашла, велела вернуться. Тогда они серьги с какой-то случайной девушки. Их поймали, Семенов поднял дело.

Вторая статья — о драке. Подралась Аня, когда уже шло следствие. Познакомилась с парнем, были серьезные отношения, она от него, чтобы вернуться и дорогой поцапалась с какой-то девушкой, стали выяснить отношения, подрались.

Аня нашла судебная ошибка: в момент совершения преступления она была несовершеннолетней, а ее поставили на взрослый срок. Она обжаловала приговор, и в одиночку удалось разрушить себя с 2,5 лет.

Освободилась она в 2007-м. Жил сначала мама, потом я встретился с Сашей, забеременела, расписались, и он прописал ее в своей комнате в общежитии.

После освобождения сразу же начинает работать на завод. Завод закрыть. Пошел продавать диски в магазине. Официально ее не оформляли, стали приписывать дефицит, пенсионер. Работала на швейном производстве, но не каждый день, потому что мало заказов. Потом они вообще кончились, и Мусиенко уволен.

В ноябре 2008 года родилась дочь Лили. Анин муж Саша — сирота, год моложе, я работал учеником мебельщика. Он доказал, что является игроком, все взял на игровые автоматы, даже последние деньги, чтобы купить смесь ребенку.

С Лилей до трех месяцев все было просто замечательно. Но после этого девочка перестала есть, начала терять вес, оказалось, что это опухоль. Оперировали в Москве, в Бурденко, потом длинная химии в Москве и волгограде. Диагноз: объемное образование средней черепной ямки с гидроцефалией.

Аня не работала, т. k. девочка не садовская, для людей с ограниченными возможностями. Бабушка, мама, Анина, не помогло, и боялась с девочкой оставаться. Но Аня не сдавалась, отучилась на курсах на повара 3-го разряда в ресторанном колледже. Пыталась устроиться поваром, но из-за того, что каждый месяц они с дочкой неделю лежали в больнице, его никуда не брали. Деньги только девочкина пенсия 9 тысяч евро. Иногда было нечего есть.

В связи с тем, что Саша все время играл и все впустую, в 2010 году. они развелись. Алиментов он никогда не платил. Сейчас снова сидит, второй срок. Как сироте Саше дали квартиру, Аня надеялась, прописать там ребенка, но это зона, квартира потерь.

Появится еще один кавалер — помог финансово, начали жить совместной жизни. Брали в кредит, оформляли на Семенов. Кавалер исчез.

Несколько раз ее сильно избили, после того, как друг сломал нос. Это никто в суд не подавала. Нос заявление сделала, но до конца сделка не привела — пусть на его совести это будет.

А дочь Лили в 2014 году, умерла, 12 октября, накануне Аниного дня рождения.

Это эпилептический приступ, и спасти ее не удалось.

Аня — борец, настоящий борец.

Как она боец, как отстаивала Лилю — Лилуху. «Что и говорить, а для меня она была лучшей!» — говорит она дочери.

«Все лучшее — дитю» — ее лозунг. Он постоянно делал ремонт своими руками — денег-то почти не было, как надо, так что все человеческое. Я купил надувной бассейн поставить во дворе, Лиля и соседские дети летом купаются.

Это действительно было трудно, после того, как Лили возвращается.

Работа в Энни появилась в последнее время — продавать электронные сигареты. Но не на долго. Неделю назад, 24 декабря, его уволили. Очень трудно устроиться на работу нет почти, тем более, что для отсидевших.

P. S. и Имена женщин, о которых мы уже писали, изменения. Если возникнет желание тоже проявить к нему участие, напишите нам на «МК». Мы их найдем.

Их и многих других, о которых мы здесь не можем вам сказать.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.

Translate »