Для каждого ребенка – сердце

Кaк скaзaл «МК» глaвный внeштaтный трaнсплaнтoлoг Спoсoб РОССИЙСКОЙ федерации и директор НМИЦТИО их. Шумакова, академик РАН Сергей Готье, в мире трансплантации детей осуществляется в основном с помощью органов от взрослых доноров. Это происходит из-за нехватки детских донорских органов.

– Мы никогда с тобой не можем сказать, что спрос на трансплантацию органов у детей полностью удовлетворен, даже и в тех странах, где трансплантация развивается более активно, чем у нас – это означает, что в Европе, США, – говорит Сергей Готье. – Но, несмотря на это, наши законы сегодня не ограничивают возможность снятия органов от умерших детей. Хотя много лет отсутствие посмертного детского донорства связано с тем, что к 2016 году в нашей стране не утверждены инструкции о констатации смерти мозга ребенка. Кроме того, в основах об охране здоровья граждан от 2011 года, есть правило о том, что детское посмертное донорство (изъятие органов у детей) может осуществляться только при наличии добровольного информированного согласия одного из родителей, тогда как прижизненное донорство органов у детей можно, как и везде, потому что это преступление.

Российские трансплантологи делают все возможное для того, чтобы помочь детям, которые нуждаются в донорских органах. «Мы активно используем возможности прижизненного пожертвования. То есть, вы можете получить на орган или часть тела, чем у взрослых родственного донора. Кроме того, для детей, используемые органов и от умерших взрослых доноров», — продолжает академик Готье.

Большинство детей этой категории нуждаются в пересадке печени и почки – в основном это были маленькие пациенты, страдающие от хронической почечной недостаточности (ХПН) и врожденными заболеваниями печени. «Вопрос с трансплантацией печени у детей первых месяцев жизни в нашей стране была практически закрыта. Все дети, которые нуждаются в подобной трансплантации, направляются в соответствующие стационары и всегда получают всю необходимую помощь. Это большое достижение, раньше таких детей были вынуждены уехать за границу. Теперь этот поток прекращается, и все делается в нашей стране. Это примерно около 90 случаев трансплантации печени в год».

Ситуация с трансплантацией почек у детей с ХПН еще до конца не разрешено. «На данном этапе мы не можем сказать, что этот вопрос полностью решить. Тем не менее, дети имеют абсолютное преимущество в получении почки от посмертных доноров. Это правда, что почти все центры, которые проводят трансплантации почек детям, находятся в Москве. И здесь предстоит очень большая работа. Кроме того, трансплантация почки детям от родственных доноров – ежедневная практика, у нас в этом направлении накоплен большой опыт», — продолжает Сергей Готье.

И все же, как говорят эксперты, детской трансплантации у нас не катастрофическая ситуация, каждый орган, кроме сердца. «Если, скажем, десятилетнему ребенку весом 30 кг и с хроническими заболеваниями сердца, мы можем пересадить сердце взрослого донора, и мы делаем это, например, пересадка сердца взрослого 3-4-летнего ребенка, в то время как мы не можем. У нас есть и право, и инструкция, которая позволяет выполнять изъятие донорского органа у ребенка, что констатирована смерть мозга. Но в нашей практике были случаи, предложения по органному донорству у детей. Не было ни одного опыта по реализации детско пожертвование на практике. Проблема чисто организационного характера, врачи-специалисты не имеют опыта работы в области посмертного детского донорства. Я понимаю, их щепетильность, но это так. Так что мы вынуждены направить вас маленькие дети, нуждающиеся в пересадке сердца, за рубежом, в надежде на то, чтобы донорское сердце умершего ребенка в другой стране, где донорство органов-это благородный акт пожертвования», – говорит наш эксперт.

Сергей Готье надеется на быстрое принятие нового законопроекта о трансплантации органов, который будет способствовать решению проблем.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.